Город государственных чиновников

0
26 december 2011
11929 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А. Лукашевич: Привет, дорогие друзья. Так сложилось, что первым городом, куда попадает человек, приехавший в Соединенные Штаты Америки, зачастую является Нью-Йорк на восточном побережье и Сан-Франциско или Лос-Анджелес на западном. Многие даже путают и думают, что Нью-Йорк является столицей США. Но это не так. Главный город американцев — Вашингтон, который часто называют округом Колумбии. Писатели Ильф и Петров дважды были в этом городе в начале и в конце своего путешествия по Штатам. Когда они зачитывали шуточное послание членам клуба в Нью-Йорке, то упомянули его, полагая, что в Вашингтоне они увидели настоящую Америку. Но их быстро разуверили. Цитата: «Вашингтон — это совсем не Америка, — сказали нам. Это город государственных чиновников». Вот, что написали Ильф и Петров, посетив столицу перед отъездом на Родину: «Вашингтон со своими невысокими правительственными зданиями, садами, памятниками и широкими улицами похож немножко на Вену, немножко на Берлин, немножко на Варшаву — на все столицы понемножку. И только автомобили напоминают о том, что этот город находится в Америке. Здесь на каждые два человека приходится один автомобиль, а на все пятьсот тысяч жителей нет ни одного постоянного театра. Осмотрев дом Джорджа Вашингтона, штат Вернон, мы обнаружили, что смотреть собственно больше нечего. Оставалось только увидеть президента. В Америке это не так уж и трудно». Действительно ли в Вашингтоне так мало интересного? Друзья, предлагаю узнать, так ли это, сегодня вместе с гостем Многоэтажной Америки — Ларисой Ларионовой, которая прямиком из Вашингтона. Родом Лариса из Казахстана, училась в Новосибирском Государственном университете на психолога, далее переехала вместе с мужем в Израиль и уже из Израиля в США, в Вашингтон, где проживает 2 года. Учится она в Гарварде по специальности «Экономическая статистика в информационных технологиях». А с Вами я — автор подкаста «Многоэтажной Америки», Александр Лукашевич. Лариса, привет.

Л. Ларионова: Привет.

А. Лукашевич: Хотелось бы прямо с порога узнать твои ощущения два года назад, когда ты посетила Вашингтон. Кстати, это был твой первый город на американской земле?

Л. Ларионова: Да, это был первый город. Мы сразу прилетели на место жительства. Я очень долго к этому готовилась, искала жилье через интернет. Я очень хорошо себе представляла, что меня ждет, но все равно это было сильное впечатление. Мы приехали из Израиля, это был декабрь, и было очень холодно. По российским меркам было тепло: около минус одного — минус двух, но мне было очень холодно. Мы приехали во время Рождества, и везде все было украшено огнями, снеговиками. Мне это очень понравилось. Сначала мы поселились в хостеле, и я сразу увидела местную архитектуру. Типичные старые дома со скрипящими лестницами, бесконечными лестницами. Потом мы переехали на постоянное жилье, и выпал снег. За 5 лет я впервые увидела снег. Его было очень много, это показывали по новостям, говорили, что это было рекордное количество снега. Нас просто завалило выше крыши, и я сразу узнала, как здесь живется человеку без машины, что машины здесь, как сказали Ильф и Петров, это очень важная вещь.

А. Лукашевич: Мне кажется, без машины в любом городе США очень тяжело. Я был в штате Мэн, и я как-то решил прогуляться от автобусной остановки до ближайшего Мола. Я чуть всю обувь не стер, потому что идти пришлось очень далеко, так как было очень мало остановок для общественного транспорта. Все рассчитано на то, что любой человек может позволить себе купить автомобиль.

Л. Ларионова: В Вашингтоне это не так. Сам город очень маленький. Изначально это был квадрат размером 15 на 15 километров, потом его урезали, и осталось всего около 180 квадратных километров, но у него есть развитая система метро, которая ведет в пригород. Большинство работающих в Вашингтоне живут в пригороде, в штате Мерилэнд или Вирджиния. Мы живем в Мэрилэнде, недалеко от станции метро. Многие государственные учреждения и компании находятся в пригороде, и транспортная система развита очень хорошо. Здесь есть и метро, и автобусы, и так далее, но пешеходы здесь, как люди второго сорта.

А. Лукашевич: Отлично. Поговорили мы об автомобилях. Могла бы ты рассказать об устройстве округа Колумбии — Вашингтона. Что это за городок? Что можно сразу же посоветовать посетить туристу в первые часы пребывания в Вашингтоне?

Л. Ларионова: Я бы не согласилась с Ильфом и Петровым, сейчас всё совсем не так. Сейчас здесь есть постоянные театры, есть огромное количество музеев. Центр города — это главная достопримечательность, называется National Mole — Национальная Аллея. Там сосредоточено огромное количество музеев, которые можно посетить бесплатно. В первую очередь, как мне кажется, они рассчитаны не на туристов, приезжающих из других стран, а на американцев, которые платят налоги. Потом они могут приехать раз в несколько лет и увидеть все самое лучшее, так сказать, достояние своей страны, своего народа в этих музеях. Музеи самые разнообразные и очень интересные. Если у нас музей в России — это такой храм, где ничего нельзя трогать, никуда нельзя ходить, нельзя фотографировать, то здесь все можно попробовать, очень много активности для детей они могут везде поучаствовать. Это все очень интересно, постоянно меняются экспозиции. Я вот далеко еще не все обошла.

А. Лукашевич: Злобных бабушек, сидящих в каждом зале и ограничивающих пространство, там нет?

Л. Ларионова: Нет. Бывают экспонаты, которые закрыты, но большинство можно потрогать и уж точно сфотографировать.

А. Лукашевич: Хоть завтра покупай билет в Вашингтон. Я вот сейчас вспомнил фильм «Ночь в музее», он не в Вашингтоне снимался?

Л. Ларионова: Я не знаю, где он снимался, но его здесь показывали в 3D в музеях.

А. Лукашевич: Не припоминаешь огромного мамонта на входе?

Л. Ларионова: Мамонты есть, но я не видела сам фильм.

А. Лукашевич: И какой же из музеев тебе запомнился больше всего и показался для тебя самым интересным?

Л. Ларионова: Я больше люблю природу, чем экспонаты. Здесь есть огромный Ботанический сад, где можно гулять, огромный парк, там есть коллекция бонсаи, это потрясающе, когда ты видишь деревья, которым 300-400 лет, и они миниатюрные, и кто-то их вырастил. Я очень люблю Ботанический сад, который рядом с Капитолием. Он небольшой, но там потрясающие растения. Сейчас там проходит Рождественская выставка для детей, где сделана железная дорога, а вдоль нее стоят домики различных сказочных фей из естественных материалов. Это потрясающая ручная работа. Еще они построили здания самого Вашингтона, и тоже отделали их шишками, соломкой и так далее. Все даже не пересказать.

А. Лукашевич: Наверное, это очень красиво?

Л. Ларионова: Да. Если, допустим, человек не очень любит музеи, но хочет что-нибудь интересное посмотреть, то я бы посоветовала пойти на Union Station — центральную железнодорожную станцию. Там потрясающая архитектура внутри, это задание очень красивое. На Рождество там тоже стоит и железная дорога, и елка. В здании находится очень много бутиков, можно заняться шоппингом и заодно приобщиться к культуре и архитектуре Вашингтона.

А. Лукашевич: Это так называемый National Mole?

Л. Ларионова: Да, это всё часть этой Аллеи.

А. Лукашевич: Ясно. А что еще интересного в вашем городе есть, не считая музеи и магазины?

Л. Ларионова: Здесь для каждого есть что-то свое. Я очень люблю активный отдых. В Вашингтоне с этим все хорошо. Здесь колоссальное количество спортивных площадок: баскетбольных, футбольных, бейсбольных полей. Я даже видела поля для стрельбы из лука, которые в России нигде не увидишь. Здесь есть огромные парки. Например, Рокли парк, он тянется на много километров вдоль реки, и там можно покататься на велосипеде, погулять и так далее. За ним постоянно ухаживает парковая полиция, которая там постоянно убирает. Там можно увидеть разных животных, например, оленей, хотя их можно увидеть и у себя во дворе.

А. Лукашевич: Ты сейчас намекаешь на соседей?

Л. Ларионова: Нет. Я имею в виду реальных оленей. У нас во дворе часто бывают белки, кролики, опоссумы, олени и другие животные.

А. Лукашевич: У нас, кстати, еще скунсы бегали в Мэне. Давай поговорим про спорт. Американцы много времени уделяют своему здоровью и фитнесу. Даже Ильф и Петров отмечали, что в Нью-Йорке никто не стоит на месте, все куда-то бегут, двигаются, особенно утром можно наблюдать людей, которые бегают в парках. Так ли это в Вашингтоне?

Л. Ларионова: Так и есть. Только Америка тут разделилась на два лагеря. Не более 15% американцев регулярно занимаются чем-либо. Большинство американцев ничем не занимаются и много кушают. Если я хочу повысить свою самооценку, то я иду в торговый центр, где вижу очень — очень толстых людей и думаю, что у меня все в порядке. А если мне надо себя мотивировать, то я еду в парк и вижу там огромное количество людей, которые бегают, ездят на велосипедах, ездят на каких-то странных девайсах, отжимаются и подтягиваются. Они в прекрасной форме, видно, что они уделяют этому много внимания. Я недавно была в России, буквально в августе, и в Новосибирске я не видела ни одного человека, который занимался бы пробежкой или спортом. Здесь такие люди на каждом шагу, они этого не стесняются.

А. Лукашевич: У нас, скорее всего, покрутят пальцем у виска, и скажут, что с человеком что-то не так. Почему он приехал не на машине, а на велосипеде? Я летом как-то решил достать велосипед и приехать на работу, на меня все странно посмотрели. В Америке много людей ездят на велосипеде.

Л. Ларионова: Это правда. Мой муж ездит на работу на велосипеде, и этому никто не удивляется. Но есть такие места, куда люди должны приезжать на машинах. У нас недавно была годовщина свадьбы, и мы хотели сходить в парк на фестиваль света. Ты ночью приходишь, там все красиво освещено, лампочки, в общем, романтика. Что может быть лучше для годовщины свадьбы? Но оказалось, что пешеходы не имеют права прийти туда, ты должен обязательно приехать на машине. Да, потом ты припаркуешься и пойдешь смотреть, но въехать ты должен на машине. Они объясняют, что это сделано в целях безопасности, вдруг водители задавят пешехода.

А. Лукашевич: Ничего себе. А как они интересно проверяют на входе наличие машины? Есть ли у тебя ключи с брелоком?

Л. Ларионова: Нет, они на входе пропускают именно автомобили, то есть ты платишь за машину.

А. Лукашевич: Так, интересно. Про общественный транспорт и про автомобили поговорили. Что еще интересного можно сказать о Вашингтоне?

Л. Ларионова: Кстати, можно я тебя прерву. Еще хотела сказать по поводу автомобилей, Ильф и Петров говорят, что здесь один автомобиль на каждые два человека. Я тоже так раньше думала, что здесь почти у каждого человека машина. Когда я приехала, я убедилась, что у каждого человека по несколько автомобилей. Есть не только автомобиль у каждого члена семьи, но есть еще трейлер, мини-автобус, чтобы возить детей, что-нибудь для перевоза лодки или трейлер, чтобы отдыхать, и так далее. Какое-то огромное количество транспорта, которое большее время просто стоит.

А. Лукашевич: Американец покупает автомобиль, как мы покупаем обувь: на зиму, на осень, на лето, и на все случаи жизни, и в этом нет ничего необычного, потому что среднестатистический американец может позволить себе купить машину буквально через два месяца. Конечно, это будет поддержанный автомобиль, но тем не менее.

Л. Ларионова: Я несколько раз послушала все твои выпуски и обратила внимание, что все немного преувеличивают уровень жизни в США. Это не совсем так, автомобиль можно купить, но здесь много людей, которые еле сводят концы с концами. Здесь огромное количество людей живет на 20 тысяч $ в год, это около 10 — 15 $ в час, и жить на такую зарплату достаточно тяжело. Одно дело, когда ты приезжаешь по «Work and Travel», ты заработал деньги, сразу их потратил и уехал обратно. Другое дело жить здесь постоянно, снимать жилье, растить детей. Если ты заболел, и у тебя нет страховки, и ты пошел в больницу, то ты будешь долго рассчитываться. Опять же, если ты заболел, то ты не можешь работать на какой-нибудь тяжелой работе, допустим, у нас тут убирают листья и так далее. Здесь очень многие люди живут тяжелой жизнью.

А. Лукашевич: Наверное, это касается приезжих, которые не имеют грин-карты или официального разрешения на работу?

Л. Ларионова: Нет, не только. Местным людям, которые не имеют квалификацию или высшего образования, тоже очень тяжело. Одна из самых лучших профессий, за которую много платят — это почтальон. Почтальон получают около 20$ в час и это очень хорошо.

А. Лукашевич: Как интересно. Для сравнения я получал 9 $ в час.

Л. Ларионова: Это очень мало. Человек с высшим образованием может получать и 40$ в час и больше. Потом у тебя будет пенсия, медстраховка и так далее. Чтобы устроиться почтальоном, нужно приложить немалые усилия. Это тяжелая работа, они проходят огромные расстояния в очень быстром темпе. Их даже не нанимают на постоянную работу. Очень мало людей могут устроиться почтальоном на пожизненную ставку, они держат много временных людей, и им недоплачивают, стараясь больше сэкономить. Людям с работами попроще — строителям, грузчикам, прожить очень тяжело. Очень много здесь семей, которые не могут позволить себе ни страховку, ни образования для детей.

А. Лукашевич: Может, это зависит от образования этих людей? Может, если бы они получили образование, у них дела пошли бы лучше?

Л. Ларионова: Да, конечно. Здесь есть четкая зависимость между образованием и зарплатой. Но как они его получат, если оно платное? Есть стипендии в ограниченных количествах, в остальных случаях нужно платить самому. Образование в США одно из самых дорогих в мире, и здесь это роскошь.

А. Лукашевич: Мы подошли вплотную к вопросу об образовании. Я знаю, что ты учишься дистанционно в Гарварде на специальности «Экономическая статистика в информационных технологиях». Расскажи, почему Гарвард? Как ты туда поступала?

Л. Ларионова: Мне надо было продолжить мое образование, так как я уже отучилась три года в Новосибирске, но не закончила. Изначально мы собирались в Бостон, так как моему мужу предлагали работу в MIT, в Массачусетском Технологическом институте.

А. Лукашевич: Который является одним из самых желаемых университетов в мире. И кстати последняя новость — MIT запускает бесплатные дистанционные курсы для обучения.

Л. Ларионова: Да, это правда. Я тоже хотела туда поступать, меня всегда привлекали естественнонаучные специальности. Я целый год к этому готовилась, но в конечном итоге выяснилось, что туда и в Гарвард не принимают студентов, которые уже несколько лет отучились, и очень сложно просто перевестись. В моей ситуации после большого перерыва в учебе это было просто невозможно. Поступать на общих основаниях ты уже не имеешь права, так как ты уже учился. Это касается топовых университетов. Они считают, что каждый человек имеет только один шанс в жизни для поступления.

А. Лукашевич: То есть, отучившись в Гарварде, я не могу поступить в MIT?

Л. Ларионова: На бакалавр заново не можешь. Для тех, кто продолжает учиться, есть специальные программы. В MIT их не оказалось, но они были в Гарварде. Я учусь в Гарвард Extension School, это вечерняя школа, где учатся работающие люди, в том числе у них можно учиться дистанционно. Можно взять курсы в кампусе, а можно их взять дистанционно. Я большую часть беру дистанционно.

А. Лукашевич: Как это происходит?

Л. Ларионова: Есть два типа курсов. Одни касаются английского языка, а именно письма, которому уделяется огромное значение в Гарварде. Ты посещаешь аудио-конференции, и ученики участвуют в обсуждении, а дома ты пишешь различные эссе, сочинения и отправляешь на проверку, или мы можем обмениваться со своими студентами и обсуждать, кто, что написал. Остальные курсы представляют собой лекции, которые снимаются на видео и выкладываются в интернет, где потом дистанционные студенты смотрят эти лекции, даже можно смотреть в прямом эфире, можно участвовать в чате, что-то спрашивать по ходу лекции. Если у тебя нет времени, то ты можешь посмотреть видео и в другое время. Можешь потом послать своему преподавателю или помощнику преподавателя e-mail, в котором ты можешь задать любые вопросы. Есть определенные офисные часы, в которые ты можешь позвонить преподавателю, чтобы он тебе что-нибудь объяснил. Также нужно выполнять различные домашние задания и сдавать экзамены. Обычно на каждом курсе два экзамена: в середине и в конце. Как правило, ты идешь в местное учебное заведение, находишь человека, который будет за тобой следить, и этому человеку Гарвард отправляет все документы, задания и материалы. Потом он принимает у тебя экзамен, следит, чтобы ты не списывал и укладывался в отведенное время.

А. Лукашевич: Ты можешь попросить мужа, чтобы он был твоим надсмотрщиком?

Л. Ларионова: Нет. Это должен быть человек, который официально работает в учебном учреждении.

А. Лукашевич: Многие так мечтают учиться в западных университетах. Они считают, что там можно учиться, как в России. То есть послушал лекцию, не записал ничего, а потом перед сессией накатал шпоры и списал. Это на самом деле действительно иллюзия.

Л. Ларионова: Ты поднял очень хорошую тему. Это ключевое отличие нашего образования от местного. У нас в университете ты мог весь семестр не ходить, потом быстренько подготовиться и получить хорошую оценку на экзамене. Здесь такое не пройдет. Здесь есть такая вещь, как силабс — это план занятий. Его составляет каждый профессор и присылает всем студентам. Там есть календарь занятий и принцип оценки. Оценка никогда не основывается на финальном экзамене. Самый большой процент, который у меня был — это 70% за счет финального экзамена. Обычно это может быть 40 или 25. Все остальное определяется домашними заданиями, которые нужно сдавать согласно календарю, за опоздания наказывают отниманием баллов. У тебя начинают отнимать несколько баллов за каждый день задержки. Есть экзамен в середине семестра, активность в учебном процессе, посещение. Это все заставляет работать постоянно. Твои оценки сразу начинают страдать, если ты не занимаешься. Я занимаюсь без отдыха, это отнимает много сил. У кого оценка идет к нулю, лучше бросить курс, чтобы эти оценки никуда не занесли. Оценки имеют большое значение, в отличие от Российских университетов, где никто не спрашивает про оценки после окончания учебы. На первом этапе, когда ты только закончил учиться и ищешь начальную позицию на работе, то везде смотрят твой средний балл, поэтому очень важно набрать наивысшую оценку. То же самое с учебой — если ты хочешь продолжить учиться, то средний балл будет иметь огромное значение.

А. Лукашевич: Расскажи, пожалуйста, сколько стоит данная форма образования, по которой ты учишься?

Л. Ларионова: Она столько же стоит, сколько и не дистанционное обучение. Эта программа Гарварда очень дешевая по их меркам, особенно для иностранцев, потому что обычно только местные жители имеют какие-то льготы. Если ты учишься на бакалавра, то большинство курсов стоит тысяча долларов за предмет. Если ты учишься на мастера, то предмет стоит две тысячи долларов. У меня есть некоторые предметы для мастеров, и естественно я должна платить 2 тысячи долларов.

А. Лукашевич: Я сейчас вспоминаю, что за семестр у меня было около 8-10 предметов. Соответственно ты должен заплатить 10 тысяч долларов за один семестр?

Л. Ларионова: Нет, потому что больше 4 предметов в Гарварде взять нереально. Можно взять 5, но это очень тяжело. То есть не меньше 4 тысяч в семестр. Я потратила за два года обучения где-то 20 тысяч долларов.

А. Лукашевич: То есть для молодой семьи в США это посильно?

Л. Ларионова: Для нас посильно, но мы на всем экономим, вкладываясь в мое образование.

А. Лукашевич: Будем надеяться, что это принесет свои плоды. Поговорили про образование, теперь хотелось бы узнать, как развлекаются американцы и вы вместе с ними в Вашингтоне. Давай поговорим о ночной жизни и об активном отдыхе.

Л. Ларионова: Наверное, не поговорим, потому что мне это не интересно. Я даже не знаю, как другие развлекаются, но как-то они развлекаются.

А. Лукашевич: Где-то собираются, что-то употребляют, то есть развлекаются. Понятно.

Л. Ларионова: Алкоголь здесь просто так не купить. В Бостоне можно купить алкоголь в любом супермаркете. Здесь же на него заперт, его продают только в специализированных магазинах. Я говорила, что на Union Station есть всякие бутики, и также там есть очень хорошие алкогольные магазины. Около нашего дома есть такой магазин, это один из самых крупных алкогольных магазинов, где я была, там просто огромный ассортимент. Видимо, с алкоголем есть проблемы, раз его запрещают в публичных местах для продажи и потребления.

А. Лукашевич: Странно, что на него такой запрет в Вашингтоне. Может, потому что Вашингтон — это столица.

Л. Ларионова: Может быть. То же самое с курением — здесь запрещено курить в общественных местах. По сравнению с Бостоном, где все курят, жители Вашингтона почти не курят, по крайней мере, этого не увидишь. Если пойти на National Mole, то там можно увидеть туристов и приезжих американцев, которые курят. Когда муж приехал из Америки, сказал, что там ужасное метро. Я ожидала, что там очень грязно, но оказалось, что оно чистое, там запрещено курить, есть и пить, но оно действительное страшное. Например, у нас в России красивое метро, там есть статуи, мрамором выложены стены.

А. Лукашевич: Это ты сейчас про какое метро говорила?

Л. Ларионова: Про московское, новосибирское. А здесь в метро низкие потолки, очень слабое освещение и серые стены. Когда ты садишься в сам вагончик, где достаточно светло, ты чувствуешь себя намного веселее. Но недостаток метро скорее не в этом, оно очень ненадежно, оно постоянно ломается. Я постоянно опаздывала, оно может где-то застрять часа на два. С другой стороны, в метро ездят все слои населения. Во время рабочей недели там ездят бизнесмены из делового центра «Золотой Треугольник» Они оставляют машины на стоянке у метро, потом едут на метро, и видно по костюму, что это очень обеспеченный человек.

А. Лукашевич: Ты затронула тему о «Золотом Треугольнике». Это даунтаун какой-то?

Л. Ларионова: Да, он не очень большой. Многие компании открывают свои офисы в пригороде. Там я была, там внутри одни офисы. Во время ланча люди начинают высыпать на улицу в огромном количестве, и Вашингтон становится похожим на Нью-Йорк, хотя тут намного меньше людей.

А. Лукашевич: Расскажи немножко про активный отдых. Что вы делаете в свой day off?

Л. Ларионова: Если бы он у меня был. Я так много учусь, что выходных у меня практически не бывает. Но если они выдаются, то мы катаемся на велосипедах, так как у нас нет машины. А если у человека есть машина, то можно съездить в различные парки, посмотреть на водопады и прочие природные достопримечательности. Можно съездить на пикник или просто отдохнуть на природе, полазить по горам, можно порыбачить, но для этого нужно разрешение.

А. Лукашевич: Мы уже подобрались к финалу нашего выпуска про Вашингтон. Расскажи, какие кафе или рестораны ты бы посоветовала посетить?

Л. Ларионова: Опять же не по адресу ко мне, потому что я очень люблю готовить дома.

А. Лукашевич: Тогда где ты живешь?

Л. Ларионова: В Кенсингтоне. У нас в России есть миф, что американцы не любят или не умеют готовить. Это не так, здесь очень много магазинов, где можно купить все, что угодно для готовки. Женщины здесь любят готовить и умеют это делать потрясающе. Если попасть к кому-то домой, кто умеет готовить, то можно попробовать что-нибудь замечательное, а насчет ресторанов, здесь есть все, на любой вкус. В магазинах можно купить любые товары. Например, можно пойти в чайнатаун и так далее. Я не могу порекомендовать что-то конкретное.

А. Лукашевич: Смотри, когда мы говорили о Бостоне, то мы говорили, что он напоминает европейский город своей европейской архитектурой, но также там есть высотные дома, которые собой олицетворяют 20 век США, и создается некое переплетение стилей. Это город рядом с океаном, и создается такое представление, что это такой светлый городок, похожий и на европейский, и на американский. А какими эпитетами и прилагательными можно описать Вашингтон?

Л. Ларионова: Я согласилась бы с Ильфом и Петровым, что город смешанный. Связано это также с архитектурой, она из очень разных направлений. Здесь есть музей архитектуры, где можно посмотреть, как развивалась архитектура города. Для меня Вашингтон — это National Mole, колоссальные здания колоннами, и с другой стороны это частный сектор. Как только ты уходишь от центра, начинается одноэтажная Америка.

А. Лукашевич: Отлично. В завершении выпуска, хотелось бы узнать сайты, которые ты посещаешь практически каждый день и мониторишь там какую-нибудь информацию.

Л. Ларионова: Могу посоветовать сайт университета, но не факт, что это будет всем интересно. Я туда больше по своей учебе захожу. Я активный пользователь amazon, потому что я все покупаю из дома, даже продукты, потому что у меня нет машины. И еще один сайт bodyrocktv, это очень интенсивные тренировки для дома. Очень рекомендую любителям фитнеса и занятий дома.

А. Лукашевич: Я что-то подобное видел на YouTube. Там такая девушка с прессом, как у мужчины.

Л. Ларионова: У нее пресс ни как у мужчины, а как у девушки без жира. Да, это Сюзанна, она потрясающе выглядит, и ее сайт очень интересный.

А. Лукашевич: Какой-нибудь еще развлекательный сайт? Англоязычный или не англоязычный?

Л. Ларионова: Развлекательный? Есть такой блог русскоязычного человека, который рассказывает, как работает почта. Он пишет о своем опыте, о жизни в Америке. Это тоже очень интересно. И на самом деле, если бы ты его пригласил на свою передачу, то твоим слушателям это бы очень понравилось.

А. Лукашевич: Я думаю, что все впереди и все в моих руках. Спасибо за наводку. А как его найти в ЖЖ?

Л. Ларионова: Я сейчас не помню, но напишу в комментариях, когда выйдет выпуск.

А. Лукашевич: Хорошо, договорились. Спасибо тебе огромное. Вашингтону привет. Я думаю, что с учебой у тебя будет все ОК. Даже не знаю, что тебе еще пожелать.

Л. Ларионова: Найти работу

А. Лукашевич: Хорошо, желаю тебе найти работу. И поздравляю тебя с наступающим Рождеством и Новым Годом.

Л. Ларионова: Спасибо. И тебя тоже.

А. Лукашевич: Приятно было услышать. И пока, пока.

Л. Ларионова: Пока.

А. Лукашевич: Итак, дорогие друзья, это был выпуск подкаста «Многоэтажная Америка» про Вашингтон. С Вами был я Александр Лукашевич и Лариса Ларионова прямиком из столицы Соединенных Штатов. Всем пока.

Width

В сегодняшнем выпуске «Многоэтажной Америки» речь пойдёт о столице США, славном городе с белоснежными достопримечательностями, который в совокупности похож на многие мировые столицы. Итак, друзья, Вашингтон.
Сегодня мы узнаем, действительно ли в Вашингтоне мало интересного, или дело обстоит совсем наоборот. В студии гость программы Лариса Ларионова, прямиком из Вашингтона. В столице США живёт уже два года, но за это время успела прочувствовать все сложности самостоятельного проживания в Соединенных Штатах.

В подкасте:

— Машина в Вашингтоне — очень важная вещь.
— Со времён Ильфа и Петрова в городе много чего изменилось.
— Музеи Вашингтона — по-настоящему интересные места.
— Уровень жизни в США сильно преувеличен.
— Об учёбе в ВУЗах США.
— Метро в Вашингтоне не надёжный транспорт.

Episodes

Comments

  • 0
    Как и обещала, даю ссылку на жж Почтальона:
    http://postbote.livejournal.com/
    А ещё почему-то совершенно вылетел из головы сайт, на котором я бываю тоже каждый день и которы уж точно может быть интересен многим слушателям подкаста, http://www.TED.com - весьма рекомендую.
    Всех с Новым Годом!
    Larisa Larionova 27 december 2011

  • 0
    спасибо, интересно. Кроме онлайн курсов от стэнфорда и mit сейчас популярны http://udacity.com ( http://blogs.reuters.com/felix-salmon/2012/01/23/udacity-and-the-future-of-online-universities/) и http://www.khanacademy.org/ , т.е. полноценные онлайн-университеты.

  • 0
    Онлайн-университет - это конечно хорошо, но не стоит забывать, что учеба в университете - это далеко не только получение знаний. Во всяком случае, в Америке. Когда вы получаете степень в университете, то вы не только получаете знания, но и налаживаете контакты с профессорами и другими студентами, получаете доступ к карьерному центру университета, где вам помогают с поиском работы, получаете доступ к библиотеками университета, и т.д. И, что очень важно, вы становитесь выпускником этого университета и будите состоять в ассоциации выпускников, и в зависимости от университета, это будет вам полезно или нет. Я очень позитивно отношусь ко всем инициативам качественного онлайн обучения, потому что я люблю учиться новому. Но в плане получения степени, мне кажется лучше выбрать уважаемый университет и учиться там, пусть даже и дистанционно, нежели учиться в университете, который мало кому известен. ИМХО
    Larisa Larionova 27 january 2012

  • 0
    вы учитесь на спеца в сфере it и планируете искать работу по знакомству? Не прошлый ли это век?

  • 0
    Я учусь на экономике и статистике, как я сказала в интервью, Александр несколько переврал мою специальность, как раз в том плане, что к IT я не имею отношения.
    В любом случае, в США быстро понимаешь, что искать любую работу гораздо эффективнее именно по знакомству. Связи - это здесь ключевая тема, networking - это слово вам в карьерном центре будут повторять изо дня в день. Немало внимания уделяется тому, как находить интересных людей, как договариваться об информационном интервью, как просить рекомендации, как вести себя на карьерных выставках, как вести себя на networking events и т.д. В США люди относятся к этому очень серьезно, по крайней мере те люди, которые хотят карьерно расти, всегда стараются поддерживать знакомство и хорошие отношения даже с теми, кто им на первый взгляд совершенно бесполезен. Потому что все знают, сегодня нет, а завтра вы можете пересечься, и будет полезно, что вы знакомы.
    Мой личный опыт также подтверждает, что связи играют ключевую роль. В связи с этим, кстати, можно упомянуть еще один сайт, на котором я провожу довольно много времени http://www.LinkedIn.com - социальная сеть профессиональных контактов.
    А еще Американцы любят престиж, даже чересчур на мой взгляд. И престижность университета - далеко не последняя вещь. Когда я пишу кому-нибудь со своего гарвардского адреса, я всегда получаю быстрый и весьма вежливый ответ. Именно поэтому в резюме нам советуют использовать всегда именно его, благо выпускник Гарварда получает гарвардский и-мейл на всю жизнь. Неизвестный университет таких преимуществ не даёт. Это не значит, что там не надо учиться, это значит, что надо принимать это во внимание, учитывая свои цели и пути их достижения.
    Larisa Larionova 27 january 2012

  • 0
    Ну и представим, что вам надо поступать учиться дальше, вам понадобятся рекомендации. Вот тут загвоздка с любым дистанционным образование, включая моё, очень трудно наладить достаточно тесные отношения с профессорами, чтобы просить рекомендации. А без них никуда не поступишь, так что это тоже надо обязательно учитывать, выбирая место и форму учебы.
    Larisa Larionova 27 january 2012

  • 0
    Cпасибо за ваши ответы. У меня немного другое видение. Считаю, что опыт и самообучение дадут гораздо больше вистов, чем networking.

  • 0
    Не знаю, наверное зависит от страны. Опыт, действительно очень важен. Но связи они не вместо опыта, а в качестве дополнения. Вы многое теряете, если не налаживаете связи. Другое дело, что связи налаживать можно и нужно и вне университета.
    Когда я жила в России, я и понятия не имела, как важны связи, они и не были так важны, разве что блат, но это другое. А сейчас я жалею, что упускала в своё время возможности поддерживать отношения с людьми. Когда я шла учиться дистанционно, я тоже думала, что будет достаточно хорошей учебы, однако нет, этого оказалось не достаточно, как ни жаль.
    Larisa Larionova 27 january 2012