На пути к мечте через стипендию Фулбрайта

0
11 november 2011
12284 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А. Лукашевич: Всем привет, дорогие слушатели подкаста «Многоэтажная Америка». С Вами я Александр Лукашевич. Вы знаете, конец 20-начало 21 веков принесли нам потепление в отношениях двух сверхдержав США и Советского Союза, а ныне России и Союзных Республик. Появились всевозможные программы культурного и образовательно обмена, благодаря которым Ваш покорный слуга и оказался в Соединенных Штатах, открылись горизонты для людей, желающих расширить свой кругозор, получить знания западных школ и университетов, наполниться новыми впечатлениями. С появлением интернета эта возможность стала еще ближе обычным студентам и аспирантам. О чем могли только мечтать современники наших писателей Ильфа и Петрова, которые читали книгу «Одноэтажная Америка», и представляли эту далекую страну, опираясь на очерки авторов этой книги? Сегодня у нас в гостях Роман Дусик. Он родом из Украины, ему 22 года. Роман окончил Киевский Национальный Экономический университет, получил магистра по специальности «Банковское дело». Во время учебы на последних курсах он решил попытать счастье в розыгрыше различных образовательных стипендий для обучения в западных университетах и получил стипендию Фулбрайта на обучение в магистратуре Lehigh University в городе Bethlehem, Пенсильвания, Соединенные Штаты. Итак, Рома, привет.

Р. Дусик: Привет, Саша.

А. Лукашевич: Во-первых, очень интересно было бы узнать о том, что Восточное побережье завалило снегом. Как у вас с этим дела обстоят?

Р. Дусик: Очень актуальный вопрос. Я несколько часов назад получил смс от шефа местной полиции. У них работает система оповещения в случае какого-нибудь происшествия как, например, ураган Айрин, или землетрясение. Всем студентам рассылается смс, что сегодня и завтра не будет занятий, потому что весь кампус завален снегом. Снег повалил деревья, а деревья электрические провода, поэтому занятия отменили. Кроме того общежития, где живут студенты бакалавра, тоже обесточены, поэтому их нужно было эвакуировать. У нас продолжение осенних каникул.

А. Лукашевич: У всех студентов сейчас там радость?

Р. Дусик: На самом деле, очень хорошая атмосфера, все стали очень добрыми, например, у меня в субботу не было света и тепла, а мои китайские одноклассники пригласили меня к себе, приготовили ужин, хорошо провели время. Очень хорошая атмосфера витала по кампусу.

А. Лукашевич: Стихия вас сплотила. Интрересно, что в России у нас нет снега, а у вас рядом с Нью-Йорком уже очень много осадков. Очень странно.

Р. Дусик: Это нонсенс, потому что до пятницы температура была под 20 градусов, все ходили в шлепанцах, вьетнамках и шортах, а утром я проснулся от холода, потому что на улице было 30 сантиметров снега. Это абсолютно обескуражило.

А. Лукашевич: Теперь поговорим про, то, как ты выиграл стипендию Фулбрайта. Я думаю, что многим слушателям будет интересно узнать, откуда ты о ней узнал, и какие знания нужно иметь, чтобы попробовать себя в этом деле.

Р. Дусик: Мне кажется, что об этой стипендии знают все. Она очень известна в украинских кругах. Многие деятели науки Украины получали эту стипендию. Один из моих любимых украинских авторов Юрий Андрухович выиграл стипендию Фулбрайта в университете в Пенсильвании, о чем написал на первой странице одной из своих книг. Мне стало интересно, что это за стипендия, я стал собирать информацию, и мне показалось, что это что-то нереальное. Мой друг юрист пытался получить эту стипендию 3 раза и никак не мог выиграть. Но для юристов, как правило, Lowell Schools, школы которые обучают юристов, не дают стипендий, а держатели фонда Фулбрайта рассчитывают, что часть расходов студента возьмет на себя учебное заведение, так как для них очень престижно держать у себя такого стипендиата. Его старания меня мотивировали. Это было еще на 3-ем курсе. Я решил начать собирать информацию и документы. Первый раз я подал на стипендию на 3-ем курсе в мае. Конкурс во всем мире проходит в мае. Эта стипендия двусторонняя, она была учреждена Джеймсом Уильямом Фулбрайтом, в 50-х годах. Она представляет собой инструмент популяризации американской культуры и дает возможность американским студентам и ученым поехать в любую страну мира. В то же время ученые и студенты других стран могут поехать в Америку.

А. Лукашевич: Роман, а сколько примерно человек в год выигрывают эти стипендии в мире?

Р. Дусик: В этом году в Америку приехало 2 тысячи магистров и аспирантов со всего мира. Например, с Украины приехало 25 человек, из России 50.

А. Лукашевич: Я тебя хочу поздравить, потому что это грандиозный результат — попасть из своей страны в 25 лучших и получить эту стипендию. Браво!

Р. Дусик: Спасибо.

А. Лукашевич: А теперь интересно, какие испытания там проходят?

Р. Дусик: Это стипендия по своей структуре не очень отличается от других, потому что включает стандартный набор критериев, которые оцениваются комитетами. Грубо говоря, она классическая и включает в себя 3 этапа. Первый этап — это заполнение огромного количества анкет, предоставление своих оценок, предоставление 3-х рекомендаций от профессоров. Пишешь два эссе — это основа. Одно называется мотивационным письмом — Motivation Letter, суть его в том, что претендент, используя свои примеры из жизни, планы на будущее, должен убедить комитет, что именно он достоин этой стипендии. Как правило, какие-то события, которые изменили жизнь этого человека, история его неудачных попыток, это такой драматический момент, ты должен изложить свою душу всего на 300 слов. Я писал 2 года это письмо, меняя в день 1-2 слова. Перед конкурсом они проводили семинары, где рассказывали, как писать эти эссе. Они говорили, что в среднем кандидаты, которые выигрывали, писали по 7 версий эссе. Другое эссе называется «Твои цели в учебном процессе». Ты должен рассказать, почему тебе интересен именно этот предмет, почему именно эта тема, почему хочешь учиться именно в Штатах и почему это невозможно сделать в твоей родной стране? Эти два эссе занимают 80-90% значимости всего аппликационного пакета. Одна и та же аппликация читается трижды: американским или украинским профессором и выпускниками этой стипендии.

А. Лукашевич: Получается, что люди, которые выбирают стипендиатов, должны посмотреть, как ты можешь в сжатой форме выразить всю суть и полностью объяснить свою мотивацию?

Р. Дусик: Абсолютно точно. Это необычайно сложно, потому что у тебя ограниченное количество возможностей, чтобы выделить себя, и поэтому люди пытаются написать истории, которые оставят след в душе человека, читающего письмо, прибегая к разным сильным инструментам убеждения в языке.

А. Лукашевич: Раскрой секрет, как ты выделился?

Р. Дусик: Начиная с первого курса, я все время работал. В последней компании, где я работал, было много людей с западным и украинским образованием, и мне было очень легко заметить разницу между ними. Между этими людьми был разрыв, западный уровень — это другой уровень личности. Это очень мотивировало меня на поиск каких-то возможностей для получения западного образования. В эссе я отметил этот пример, и написал, что финансово не могу себе это позволить, что мне нужна стипендия. Когда я был в Штатах 3 года назад по «Work and Travel», у меня не было много денег, но я хотел путешествовать. Мы с друзьями путешествовали автостопом по восточному побережью. Отсутствие денег не остановило мою страсть к путешествиям, и я нашел возможность для этого. Когда-то у меня не было денег, чтобы поехать на концерт, и я просто записался волонтером и поехал на этот концерт.

А. Лукашевич: То есть ты им объяснил, что, несмотря на то, дадите Вы мне стипендию или нет, я все равно найду способ поехать и выучиться в США?

Р. Дусик: Да. Еще я писал, что не ищу легких путей. На самом деле, нет определенного совета, как можно написать эссе. Я общался с людьми, которые уже прошли через это, давал им читать свое эссе. Моё письмо читало человек 10-15.

А. Лукашевич: Какие были твои дальнейшие действия после того, как ты получил стипендию?

Р. Дусик: Это был только первый этап — аппликационный пакет, который ты отсылаешь в мае. И только в августе тебя информируют, выбрали ли тебя на следующий этап тебя или нет. В это время я был в Австрии, где участвовал в бизнес-форуме. Единственный звонок, который я принял в роуминге — это звонок из Фулбрайтского комитета. Они мне сказали, что хотят меня видеть на интервью через 3 недели. Я неимоверно обрадовался, потому что это уже дало большой шанс на поступление. Потом каждый день по четыре часа я готовился к интервью. Я проигрывал все сценарии, проводил mock интервью, где ты создаешь максимально реальные условия проведения интервью. У меня был знакомый американец, и он задавал мне вопросы, которые могли сбить с толку или заставить нервничать. Когда я пришел на интервью, там сидело 15 человек, половина из них американские профессоры, половина украинские профессоры и люди из посольства. Они все знали обо мне, они выучили мою анкету, и я был просто в шоке. Они контактировали с людьми, которые давали мне рекомендации. Два часа мне задавали сложные вопросы, но не могу сказать, что я нервничал, потому что я хорошо подготовился, но анализируя их сегодня, я понимаю, что вопросы были сложными. Например: «как вы можете изменить вашу идею в связи с последними событиями?» и тому подобное. Когда я вышел, я себя очень уверено чувствовал и был уверен, что я выиграю стипендию. Через неделю мои ожидания оправдались.

А. Лукашевич: Были такие вопросы, на которые ты не мог ответить?

Р. Дусик: Перед интервью мне прислали письмо с советами о прохождении интервью. Там было сказано, что отлынивание от ответов — это самая большая ошибка. Если я не знал ответа на вопрос, я говорил, что не знаю, как бы на него ответил профессионал, но я бы ответил по-другому. Например, «Какие ваши слабости?», на что я ответил: «Я бы не сказал, что это слабости, это направления, в которых мне бы стоило прикладывать больше усилий» Интервью — это тоже не последний этап. После удачного прохождения ты только допущен до комиссии в учреждении, куда собираешься поступать. После этого нужно сдать стандартизированные тесты. Вся американская система обучения на них построена. Во-первых, это тест английского языка, ты должен подтвердить, что у тебя есть соответствующие знания языка. Например, тест Toefl. В тесте четыре секции: говорение, чтение, писание и слушание. Тест проходит четыре часа в очень стрессовой обстановке. Этот экзамен — дело тренировок и практик. Если Toefl сдают только иностранцы, то для всех поступающих в магистратуру и аспирантуру предусмотрен ещё и тест GRI. Туда входят эссе, математика и невероятные по размеру проверки словарного запаса задания. К этому тесту я готовился около полугода. Сдал я достаточно хорошо — 780 из 800 баллов по математике и 440 из 800 по английскому, что для иностранных студентов является очень хорошо. Все последующие решения по тому, куда ты сможешь поехать, зависят от результата этого теста.

А. Лукашевич: Какие были следующие ступени после тестов?

Р. Дусик: Далее я просто ждал, когда найдут программу, которая соответствует моим предпочтениям. Многие указывали Гарвард и Стэнфорд, но очень часто эти университеты не имели программ, отвечающих критериям в их целях обучения, поэтому очень важно было провести грамотный поиск, чтоб найти университеты с программами, совпадающими с твоими целями обучения, я выбрал 4 университета.

А. Лукашевич: Ты сразу хотел поступать в университет Lehigh, или ты рассматривал и другие варианты?

Р. Дусик: Я хотел изучать современные методы риск-менеджмента, и я посмотрел самые подходящие варианты программ и выбрал именно этот университет, где для обучения был бы достаточен уровень моих знаний. Очень часто университеты предоставляют возможности помогать преподавателям, проводить какие-нибудь семинары, работать в университете, потому что прием студентов по таким стипендиям отражается на престижности высшего заведения. В декабре я уже ждал результатов зачисления. В апреле проходили дебаты по поводу снижения бюджетов в университетах, и мне написали, что эти события могут негативно отразиться на программе, что, возможно, не все поедут. Я очень переживал по этому поводу, потому что думал, что не смогу поступать. Они обрезали только двух человек.

А. Лукашевич: То есть из 27 человек поехали 25?

Р. Дусик: Да, из-за сокращения бюджета. В мае уже прислали письмо о зачислении, где написали условия и так далее. Также мне дали возможность поехать в Бостонский университет, пройти курсы профориентации, и в конце июля я улетел в Бостон.

А. Лукашевич: Где тебя познакомили с американской культурой?

Р. Дусик: Это было очень полезно. Две недели я провел с ребятами из разных стран, стипендиатами Фулбрайта с таких стран как Коста-Рика, Бангладеш, Япония... их было около 30 высококвалифицированных человек со всего мира. Было впечатление, что я вообще не спал, потому что была очень насыщенная программа. Это очень помогло приспособиться, чтобы не испытать культурный шок. Нам рассказывали, как использовать страховку, как вести себя в банках, как вести себя с полицией, как не стать жертвой плагиата и так далее. Очень важные вещи. Потом после Бостона я провел неделю в Нью-Йорке, а потом уже в середине августа приехал в Lehigh.

А. Лукашевич: Ты сейчас рассказывал, как с разных уголков мира съезжаются иностранцы в Бостон на этот ориентационный брифинг. Это напомнило мне фильм «Гарри Поттер», когда со всей Англии съезжались одаренные дети, чтобы учиться волшебству. Двигаемся дальше. Будет интересно узнать, как вообще проходит обучение в Lehigh University? Какая там структура обучения?

Р. Дусик: Начну с момента, когда я приехал в сам Lehigh. У меня еще было несколько профориентаций здесь. Я познакомился со многими студентами из разных департаментов — химиками, физиками, студентами из бизнес школы — со своими одноклассниками. Очень меня удивило, что до начала обучения у меня было несколько классов, организованных карьерным центром. Было 5 трехчасовых тренингов по разным карьерным нюансам. В первом семестре меня заставили взять 3 обязательных курсах, которые студент должен пройти, чтобы соответствовать критериям этой программы. На магистратуру приходят люди с разным уровнем знаний. Магистратура здесь достаточно редкая форма обучения, потому что в основном все заканчивают бакалавр, и часто магистратуру используют для перехода от одной специальности к другой, например, после инженерной специальности хотят уйти в бизнес, или просто хотят очень глубоко изучить какой-либо предмет. Мой уровень математики не соответствовал критериям моей программы, поэтому мне назначили 3 вида математических курсов для того, чтобы мне было потом комфортнее адаптироваться к учебе. Плюс обязательный курс Advance Business English для всех международных студентов, где учат писать сопроводительные письма, резюме и так далее. Всего у меня было 5 предметов, что для магистратуры достаточно много. Каждый день у меня проходит по 3 пары.

А. Лукашевич: Ты сейчас проходишь подготовительные курсы? Потом уже начнется обучение в самом университете?

Р. Дусик: Не совсем так. Это самые обычные предметы, на которых присутствуют студенты других специальностей, просто я раньше этого не проходил и мне для дальнейшего обучения это будет необходимо.

А. Лукашевич: Вот мы разговаривали в подкасте с Евгением Борисевичем, он учится в Гарварде на финансах. Он рассказывал, что ты сам выбираешь из очень большого спектра предметов какое-то обязательное количество для обучения. То есть у вас также?

Р. Дусик: Есть выборочные и обязательные курсы. Курсы, которые я сейчас прохожу, относятся к обязательным. В следующем семестре я выбрал себе уже один выборочный курс.

А. Лукашевич: Давай поговорим об обычной жизни. Как к тебе относятся коренные жители? Как сказывается наличие под боком города Нью-Йорка или Филадельфии?

Р. Дусик: Здесь администрация университета делает огромный акцент на том, чтобы студенты не только учились, но и общались, отдыхали, проводили свой досуг, особенно для помощи иностранным студентам. Каждый вторник собираются студенты и преподаватели, пьют чай, общаются между собой, чтобы было легче познакомиться. Администрация знает, что в магистратуре студенты учатся 24 часа в день, и у них просто не будет времени, чтобы заниматься чем-то кроме обучения. Часто организовываются культурные завтраки, какие-нибудь интересные лекции и так далее. Также здесь предоставляют большие возможности для занятия спортом. Я записался на сквош. Плюс есть большущий кинотеатр, музыкальные клубы, очень много интересных мероприятий. Так как я ходил на разные встречи разных департаментов, то у меня много знакомых студентов с разных курсов, и жизнь моя стала более разнообразной и интересной.

А. Лукашевич: Все это находится в пределах кампуса? То есть там находятся только студенты и преподаватели?

Р. Дусик: Очень часто приглашают интересных людей для проведения лекций. Кроме того Нью-Йорк очень близко, и я очень часто туда езжу. В следующую пятницу я еду на встречу с главой Глобальной Юридической службы, но у меня нет возможности каждый день куда-нибудь ходить, потому что очень большая нагрузка по учебе. Но всегда можно чем-то заняться в свободное время.

А. Лукашевич: Хотелось бы узнать, сколько по времени ты еще планируешь обучаться в США? Какие у тебя планы после этого?

Р. Дусик: Очень важный вопрос. Моя стипендия покрывает все расходы, но есть один минус — то, что после университета ты можешь только год прожить еще в Штатах, но потом ты не сможешь получить рабочую визу. Это называется правилом двух лет. Ты должен прожить два года в своей стране, и только потом ты сможешь вернуться в Штаты и получить рабочую визу. Я планирую окончить университет и попробовать поработать в Бразилии, в Гонконге или в Москве, а потом в течение 5-7 лет вернуться на Украину.

А. Лукашевич: То есть ты не хочешь остаться в США насовсем?

Р. Дусик: У меня будет неконкурентный визовый статус. Я смогу только год проработать. У меня сейчас студенческая виза, и на нее накладывается очень много ограничений. Например, я хочу уехать на зимние каникулы в Пуэрто-Рико, это уже заграница, и мне необходимо получить специальное разрешение для путешествий.

А. Лукашевич: А у тебя же есть возможность вернуться на Украину, пожить там какое-то время и потом вернуться? То есть, у тебя нет планов вернуться в США работать?

Р. Дусик: Кто знает? Я хотел бы поработать на интересных развивающихся рынках, чтобы потом вернуться домой с хорошим опытом.

А. Лукашевич: На этой мажорной ноте я хочу поблагодарить тебя за этот интереснейший рассказ про Фулбрайт стипендию и про обучение в университете Lehigh. Если у кого-то остались вопросы Роману, вы сможете его найти на Facebook.com или Vkontakte. Рома, спасибо тебе огромное и удачи в обучении.

Р. Дусик: Спасибо. До свидания.

А. Лукашевич: Итак, дорогие друзья, это был выпуск программы «Многоэтажная Америка». С Вами был я Александр Лукашевич и Роман Дусик, который обучается в данный момент в магистратуре университета Lehigh в городе Bethlehem, Пенсильвания. Следующие выпуски подкаста Вы можете проследить в новостях на сайте vkontakte в группе «Многоэтажная Америка». Всем спасибо за внимание.Пока, пока.

Width

Многие молодые люди мечтают об учебе в западных школах или университетах и лишь немногим улыбается удача. Сегодня выпуск с таким счастливчиком. Но дело не только в удаче, а еще и в трудолюбии, любви к новым знаниям. Роман Дусик, выпускник Киевского Национально-Экономического Университета, выиграл стипендию Фулбрайта и в данный момент учится в Lehigh University в Bethlehem, Pennsylvania. Послушаем его историю в седьмом выпуске подкаста «Многоэтажная Америка».

Выпуск сделан аудиожурналом PodFM.ru

Episodes

Comments