Где ад и рай были тесно переплетены

0
27 september 2011
12519 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А Лукашевич: Привет, дорогие друзья. Сегодняшний выпуск подкаста «Многоэтажная Америка» перенесет нас на несколько часовых поясов, прямо на средний запад Соединенных штатов. Его политический, экономический и промышленный центр — город Чикаго. Или «второй город», также известный под названием «город ветров». В 1935 году преодолев тысячи миль от Нью-Йорка, авторы книги «Одноэтажная Америка» Ильф и Петров и их проводники семья Амдамсов под впечатлением от центра автомобильной промышленности Детройта и встречи с Генри Фордом, мчались навстречу этому крупнейшему городу, раскинувшемуся близ озера Michigan. Городу, где промышленный восток оставался позади, а впереди были штаты великого запада. Чикаго был основан как поселок в середине 19 века на месте миссионерского поста. Изначально там проживало около трехсот человек, а названием город обязан местным индейцам из «Майами Иллинойс». Назвался этот городок по индейской версии «Ичикакуа», что означает «дикий луг». И из маленького городка, основанного французами в конце 19 века Чикаго становится основным транспортным узлом страны, связывающим запад с востоком, а также становится центром архитектуры США, чему в большей степени поспособствовал пожар в конце того самого 19 века. Тогда сгорела большая часть зданий. Город начинает отстраиваться практически заново и получает свое прозвище «второй город», конечно же, после Нью-Йорка. Любому мальчишке, который в детстве смотрел фильмы про бандитов, Чикаго известен своими гангстерами, бравыми полицейскими, воюющими с бандитами. Такой был Чикаго в 20-х годах прошлого века. Многие из нас устраивали тематические вечеринки, одеваясь в наряды, модные в Чикаго во времена сухого закона, и во времена Аль Капоне — великого гангстера. Вот так, например, описывают гангстеров наши писатели Ильф и Петров: «В магазин входят широкоплечие молодые люди в светлых шляпах и просят, чтобы торговец аккуратно каждый месяц платил бы им — молодым людям в светлых шляпах дань. Тогда они постараются уменьшить налог, который торговец уплачивает государству. Если торговец не соглашается, тогда молодые люди поднимают ручные пулеметы („машин-ган“) и принимаются стрелять в прилавок. Тогда торговец соглашается. Это ракет». В русском понимании это ракет, как мы привыкли слышать. Хорошо, друзья, что то, что описывали Ильф и Петров, осталось в далеком начале 20 века. То, что происходит сейчас в Чикаго, и было где-то в 2008-2009 годах мы узнаем от нашей гостьи Марии Романовой. Ей 23 года, она студентка Смоленского Гуманитарного университета, учится на факультете «Международного туризма иностранных языков». Маш, привет.

М. Романова: Привет.

А Лукашевич: Ты готова нам рассказать о Чикаго?

М. Романова: Готова.

А Лукашевич: Отлично. Давай начнем с того, в каком году ты оказалась в Чикаго? И сколько времени ты там провела?

М. Романова: В первый раз я была там в 2008 году. Я приехала туда с друзьями. Мы провели шикарное лето, около четырех месяцев, плюс сентябрь, конечно. Мы работали в магазине мороженого. Второй раз я приехала туда в 2008 году, получила работу в магазине одежды, который находился в дантауне, чему я была несказанно рада, и я пробыла там до зимы, и в 2009 году я уехала.

А Лукашевич: Расскажи, пожалуйста, какие у тебя были впечатления, когда ты впервые оказалась в Чикаго, когда, я так понимаю, ты прилетела в аэропорт Чикаго. Кстати, как он называется?

М. Романова: Он называется «O’Hare», там два аэропорта, насколько я помню. Второе название сейчас не смогу сказать, давно это было. Первый раз я приехала туда в 2008 году, мои друзья уже были там, и они должны были меня встретить, но по некоторым обстоятельствам этого не произошло, и я одна добиралась до нашего места жительства.

А Лукашевич: А добиралась на чем?

М. Романова: На метро. Прямо из аэропорта до туда идет синяя ветка. Спускаешь в метро, покупаешь билет и едешь, куда тебе нужно, то есть очень удобно. Не нужно брать дорогое такси и можно сэкономить много денег.

А Лукашевич: Кстати, в Нью-Йорке, так же в GFKey в аэропорте имени Кеннеди ходит airtrain, который довозит до ветки метро где-то за 5 $. И потом надо заплатить около 10 $, и ты попадаешь в Манхэттен буквально через минут 25. Тоже очень удобно.

М. Романова: В Париже также. Но в Чикаго именно метро, то есть не нужно садиться в airtrain. Я вышла на нужной остановке. До этого мне друзья рассказали, как добраться. Дело было уже вечером, это была суббота. Уже стало темнеть, и на улицах почему-то не было людей. Не знаю почему, но не было никого вокруг. Я достаточно долго шла, и потом я понимаю, что что-то тут не так, и проходящая мимо женщина остановилась и предложила мне помочь. Я сказала, куда мне нужно добраться, она мне ответила, что это очень далеко, что пешком я туда вряд ли дойду, вызвала мне такси, сказала таксисту адрес, и я спокойно туда добралась.

А Лукашевич: Первое знакомство с Чикаго таким образом.

М. Романова: Да, первое знакомство с жителями Чикаго, которые оказались очень добрыми и понятливыми людьми. Когда я приехала туда, мои друзья уже съехали, как оказалось впоследствии, они нашли другую квартиру, об этом они мне тоже не сказали.

А Лукашевич: И благополучно про тебя забыли.

М. Романова: Да, и благополучно про меня забыли, но наш лэндлорд предложил мне остаться.

А Лукашевич: Лэндлорд — это что-то из «Властелина колец»?

М. Романова: Хозяин дома, где мы должны были снимать комнату. Он сказал, что завтра созвонитесь, сегодня уже поздно. Я осталась одна в целом доме. Посмотрела телевизор, приняла душ и поела.

А Лукашевич: Кстати, Маш, такой вопрос сразу. То есть получается, вылетев из Москвы, ты сразу оказалась в аэропорте «Охайо». Или как он называется?

М. Романова: «O’Hare».

А Лукашевич: То есть ты вышла, и ты оказалась в Америке первый раз?

М. Романова: Да, с пересадкой в Париже.

А Лукашевич: Если ты можешь вспомнить, расскажи, что ты ощутила, оказавшись на американской земле? Что тебе сразу же бросилось в глаза? Что там не так? Или что-то по-другому?

М. Романова: Знаешь, было непривычно удобно. Я приехала и все, что меня окружало вокруг, было такое ощущение, что так и должно быть. Было психологически комфортно. Такого ощущения раньше не было, то есть везде казалось, что что-то не так. В Москве, например, слишком много таксистов, которые тебя окружают, как вороны. В Чикаго такого не было. То есть все как-то продумано, так, как нужно.

А Лукашевич: Когда я прилетел первый раз в Нью-Йорк, мы это обсуждали с Алексеем Чепрасовым в выпуске про Нью-Йорк, я почувствовал какой-то не тот запах. Вообще атмосфера отличалась от Москвы, и вообще от России. Наверное, это присуще большим мегаполисам, то ли запах фастфуда, то ли фабрик. Когда я вышел из самолета и оказался в аэропорте, потом оказался на улице, я почувствовал сладковато-приторный запах. Также и на Манхэттене пахло. Потом я, конечно, принюхался и не обращал внимания на этот запах.

М. Романова: Ты знаешь, во-первых, конечно, экология отличается разительно. Когда я была в Нью-Йорке, мне показалось, что там пахнет грязью, если честно, по сравнению с Чикаго воздух там намного хуже. То есть мусор на улице не произвел на меня большого впечатления. Хотя сам Нью-Йорк мне понравился. Город очень красивый, у него своеобразная атмосфера. Но Чикаго не зря называют культурной и архитектурной столицей Америки. Там есть какая-то своя атмосфера, которая заставляет чувствовать себя, как дома. Даже если ты из другого города, из другой страны, ты приезжаешь туда и чувствуешь себя в своей тарелке.

А Лукашевич: То есть это такой городок для творческих людей?

М. Романова: Да. Причем, несмотря на его масштабы, чувствуешь себя как в маленьком городке, где ты знаешь всех своих соседей.

А Лукашевич: Кто бы мог подумать, что родина таких гангстеров, как Аль Капоне, и не только, могла бы превратиться в 21 веке в такое пристанище художников, искусствоведов, образованных людей. Прямо парадокс какой-то.

М. Романова: Пристанищем я бы это не назвала. У этого слова какой-то негативный оттенок.

А Лукашевич: Приют.

М. Романова: Еще лучше. Хотя да. Многие художники бездомны. На самом деле в Чикаго великое множество фотографов, художников, музыкантов. Есть одно местечко под названием «Wicker Park». Еще есть такой фильм.

А Лукашевич: Одноименный фильм?

М. Романова: Он называется по-русски «Одержимость».

А Лукашевич: Не смотрел.

М. Романова: Там показано именно это местечко в Чикаго. Когда я его смотрела, я говорила, что я знаю эту лавочку, я была здесь, я стояла возле этого дерева. Так приятно было.

А Лукашевич: Кстати, раз уж мы коснулись кинематографа. Давайте вспомним те фильмы, в которых был Чикаго. Это, например, дорогие слушатели, «Один дома», первая часть снималась в Чикаго. «В джазе только девушки» тоже снимался в Чикаго. Последняя часть Трансформеров — «Трансформеры 3». А также довольно неплохой фильм, который вышел буквально этой весной, называется «Исходный код».

М. Романова: Да, я его тоже именно поэтому и посмотрела.

А Лукашевич: Потому что ты увидела там виды Чикаго?

М. Романова: Да.

А Лукашевич: А русскоязычное население Чикаго узнают в фильме «Брат 2».

М. Романова: Я видела лестницу из этого фильма.

А Лукашевич: Да ты что. Ты поднималась по ней?

М. Романова: Нет, не поднималась, потому что я не смогла зайти внутрь двора. Но я ее видела, я ее сфотографировала, так что у меня есть доказательства того, что я там была. Еще ты забыл упомянуть очень хороший фильм «Темный рыцарь». Он снимался в Чикаго в 2008 году, и я была там.

А Лукашевич: На съемках?

М. Романова: Нет, не на съемках. Я проезжала мимо, и была очень зла на них, потому что они перекрыли движение в дантауне, и я опоздала на работу. Но потом, когда я поняла, что это такое, я была очень рада, что мне удалось присутствовать на месте съемок такого замечательного фильма, походить по тем же улицам, по которым ходил Хит Леджер.

А Лукашевич: Ух, ты. А ты являешься поклонницей этого актера?

М. Романова: Мне кажется, что он был очень талантливым человеком. Я смотрела многие фильмы с его участием, и готова признать, что он один из великих актеров современности.

А Лукашевич: Best of the best. Я понял. Я могу сказать, что эта часть Бэтмена, про которую ты говоришь, мало, кому понравилась, и в российском прокате фильм провалился. Не знаю, как насчет североамериканского проката.

М. Романова: Североамериканский был в восторге. Причем, мне удалось посмотреть фильм за две недели до его выхода в кино, потому что моя подруга работала в Imax. Это был закрытый показ.

А Лукашевич: Везде свои люди.

М. Романова: Да, везде.

А Лукашевич: Везде свои смоленские люди.

М. Романова: Конечно. Фильм долгий, и можно было сократить некоторые моменты. Но игра Джокера, то бишь Хит Леджера — это нечто. Такого Джокера кинематограф еще не видел.

А Лукашевич: Ок, хорошо. Если слушатели захотят увидеть замечательный view of the Chicago, то включайте вышеперечисленные фильмы и наслаждайтесь. Мы перенесемся в первый день Марии в Чикаго и спросим, что же она почувствовала, когда она там оказалась?

М. Романова: На моем пути в даунтаун Чикаго я встретила пожилую пару, которая мне улыбнулась, поздоровалась со мной, спросила, как у меня дела. Я этому безумно удивилась, потому что в России такое невозможно встретить.

А Лукашевич: Это действительно культурный шок.

М. Романова: Действительно это культурный шок для меня, потому что ни с чем подобным до этого я не сталкивалась, и в Европе люди не такие приветливые, как в Америке. Я поняла, что люди действительно улыбаются друг другу, и какая-то доброжелательность висит в воздухе. Потом со мной поздоровался коп, этому я удивилась еще больше. Во-первых, тому, что коп улыбается, во-вторых, тому, что он здоровается с незнакомыми людьми, и при этом не предъявляет никакой штраф.

А Лукашевич: Ты знаешь, это как в Twitter буквально несколько дней назад был очень популярен твит: «Услышал вой сирены, побежал, вспомнил, что не наркоман, остановился». Это очень подходит к нашему удивлению тому, как полицейский может совершенно спокойно обратиться к человеку на улице Чикаго, Нью-Йорка или Бостона, и что-нибудь даже посоветовать или поздороваться. Это будет очень удивительно для нас.

М. Романова: Безусловно. В первый день я побывала в Миллениум парке, это место, где находится знаменитый «Cloud Gate» или «Зеркальный Боб», который виден в фильме «Исходный код». Те, кто еще не смотрел, посмотрите этот фильм. Автор этого сооружения — Аниш Капур, по-моему, он англичанин индийского происхождения, я читала про это статью. Это такая интересная штука, она совершенно зеркальная, внутри есть небольшая выемка, похожая на воронку. Люди проводят часы и дни возле этого сооружения, делая фотографии, потому что получаются очень интересные снимки. В этом парке также проходит фестиваль «Lollapalooza».

А Лукашевич: В котором ты участвовала в качестве слушателя?

М. Романова: Да, к сожалению, мне не удалось купить билет на все 3 дня, даже ни на один день, поэтому я все слушала из-за ворот. Знаешь, признаться, что я слышала «Radio Head» вживую, пусть даже издалека, уже что-то значит.

А Лукашевич: Как тебе?

М. Романова: Я в восторге. Я их любила до этого, а после того, как я услышала Тома Йорка и его прелестный голос, я влюбилась в них еще больше.

А Лукашевич: То есть то, что ты слышала на дисках, практически не отличается от того, что ты услышала со сцены?

М. Романова: То, что было на сцене, было еще лучше.

А Лукашевич: Еще лучше?

М. Романова: Да.

А Лукашевич: Круто, потому что в основном, если брать некоторых рок или поп исполнителей, то все получается наоборот.

М. Романова: Да. Но они меня очень поразили, и также «Muse», были великолепны. Еще там выступали «Grizzly Bear», насколько я помню, в России они малоизвестны.

А Лукашевич: Также там в разные годы выступали известная группа «Green Day», «The Killers». Много народу приходит на такие фестивали?

М. Романова: Очень много.

А Лукашевич: Это популярное событие в Чикаго?

М. Романова: Да, очень популярное. Стекается много народа не только из Чикаго, но и из других городов. Туда попасть практически невозможно, если ты не купил билет заранее.

А Лукашевич: Видимо, как произошло и с тобой.

М. Романова: Да. Два дня я работала, поэтому я пришла только к концу, постояла за забором и послушала.

А Лукашевич: Хотя бы так.

М. Романова: Да, хотя бы так.

А Лукашевич: Хотя бы получила представление об этом фестивале. Стоит отметить, что это ежегодный фестиваль, проводимый в Чикаго. Да?

М. Романова: Да.

А Лукашевич: Где демонстрируются именно альтернативные Heavy Metal, Hip-hop и панк-группы.

М. Романова: Да, все что угодно.

А Лукашевич: Это такой фестиваль underground?

М. Романова: Можно так сказать. Там очень много было представлено электронной музыки. Там были «Фолс». Тоже мои любимчики.

А Лукашевич: Я видел на Википедии, что даже «Red Hot Chili Peppers» там когда-то выступали.

М. Романова: Когда-то, я их не застала.

А Лукашевич: Жаль. Ох, очень жду, когда эти легендарные ребята приедут в Россию, но это уже тема для отдельной программы. Маш, расскажи, сколько тебе обходилось проживание в квартире в Чикаго?

М. Романова: В Чикаго с ценами все нормально, можно сказать, дешевле, чем в Нью-Йорке, хотя все зависит от места. Например, студия в даунтауне стоит 1400 долларов в месяц, а где-нибудь подальше от центра, минутах в 10-15 на метро, стоимость уже будет около 700-800 долларов. Ближе к северу будет дороже, чем на юге, потому что там такие элитные районы, как Бактаун, около 800-900 долларов, но уже за двуспальную квартиру.

А Лукашевич: Довольно недорого, потому что мы разговаривали про Нью-Йорк, и там студия недалеко от центра стоила 1500 долларов, насколько я помню. В Бруклине или отдаленных районах около 1000-1200 долларов, все-таки это Нью-Йорк, тут тяжело сравнивать. Когда Ильф и Петров в 35-ом году приехали в Чикаго, первое, что они увидели, было Michigan Avenue, которое простилается вдоль озера Мичиган и является одной из самых красивейших, по признанию писателей, улицей в мире. Так ли это? Произвела ли эта улица на тебя впечатление?

М. Романова: Это действительно так, поэтому не зря эта улица называется, точнее авеню, называется Magnificent Mile. Там расположено очень много бутиков, находится редакция чикагской газеты «Chicago Tribune», и это действительно очень красивое место. Я там часто гуляла, не только ради шопинга. Стоит отметить, что весь дантаун Чикаго очень красивый. Как уже было упомянуто, архитектура после пожара в Чикаго была приведена на высший уровень. Построилось много красивых зданий, например, John Hancock Building. Насколько я помню, до недавнего времени он был самым высоким зданием во всем мире, и оттуда открывается невероятный вид сверху.

А Лукашевич: John Hancock Building — это случайно не то здание, которое похоже на сверло?

М. Романова: Если учитывать мои знания о сверлах, то да.

А Лукашевич: Я сейчас смотрю на вид Чикаго, это самое большое здание с двумя огромными антеннами.

М. Романова: Да, это оно. Есть еще Sears Tower, которое находится на State Street, на котором был магазин, в котором я работала. Какое сложноподчиненное предложение. Там есть смотровая площадка, на которую можно подняться и посмотреть на весь Чикаго с высоты птичьего полета.

А Лукашевич: Это здание получается ниже, чем John Hancock?

М. Романова: Да, оно ниже, но, тем не менее, это не влияет на красоту, так сказать view.

А Лукашевич: Это эдакий Empire State Building?

М. Романова: Да.

А Лукашевич: Что ты можешь нам рассказать о чикагцах? Какие они? Мы говорили о бостонцах, о ньюйоркцах. Ньюйоркцы такие болтливые, постоянно куда-то спешат, могут помочь тебе, если тебе это потребуется. Бостонцы более сдержаны в эмоциях, лишний раз тебе не улыбнутся, их зачастую называют снобами, у них совершенно другой акцент, они более близки к европейским традициям. Что ты можешь сказать о чикагских жителях?

М. Романова: Чикагцы меня очень удивили, как люди. Они очень добродушны и гостеприимны. Они могут предложить человеку с улицы остаться у них дома. Чикагцы очень приятные люди, много творческих и креативных молодых людей, особенно в Wicker Park. Там собирается золотая молодежь и богемное общество Чикаго.

А Лукашевич: Это что за местечко? Это там, где находится этот боб?

М. Романова: Нет. Боб находится в даунтауне, а Wicker Park — это остановка Дэймон синей ветки метро. Если кто-то сейчас находится в Чикаго и не был там ни разу, я очень советую там побывать.

А Лукашевич: Это пригород или какой-то из районов Чикаго?

М. Романова: Это не пригород, это в самом Чикаго, скорее на северо-западе. Там находится множество кафе, баров, ресторанов, где играет живая музыка, где выступают молодые талантливые люди со своими группами, собираются художники, фотографы, все кому не лень. Там также много креативных магазинов.

А Лукашевич: Опять же, если возвращаться и проводить параллели между твоими впечатлениями о Чикаго и впечатлениями наших писателей-комедиантов в их книге «Одноэтажная Америка», то они отзывались о Чикаго не очень лестно. Говоря, что Michigan Avenue будто декорация, за которой скрывается нищета, разруха и нигде так не переплетается рай и ад, как в Чикаго, они даже так говорили. Но насколько я знаю, посмотрев некоторые передачи Чикаго и почитав немного, сейчас от этого не осталось и следа. Так ли это?

М. Романова: Во-первых, хочется сказать, что они видели Чикаго после пожара, и он еще не был отстроен. Это повлияло на их восприятие города. Во-вторых, нищета и богатство существуют бок о бок в любом городе, особенно в Америке это очень четко заметно, так как разница между бедными и богатыми достаточно значительна, но также и в России. Если взять обычного рядового американца, то на свою зарплату он может прожить, не жалуясь. Насколько мне удалось понять и увидеть быт чикагцев, я бы сказала, что это довольно обеспеченные люди, и они живут в комфорте.

А Лукашевич: Где предпочитают отдыхать чикагцы? В нашей стране в последние лет 15 популярны курорты Египта, Турции и Таиланда. Какая-то часть ездит на наш юг, например, в Крым. Где любят отдыхать Чикагцы? Я думаю, ты с ними общалась и наверняка это знаешь.

М. Романова: Очень сложно ответить на этот вопрос, потому что разговоры о планах на отпуск не заходили. Многие из моих друзей совершают так называемый back pack по Европе. Они собираются небольшой компанией и могут путешествовать автостопом или на знаменитом европейском поезде.

А. Лукашевич: Amtrak?

М. Романова: Да, именно он. Многие из чикагцев путешествуют по Америке. Американец не может читать себя американцем, если он не посетил все штаты. После этого они ездят в Европу и по всему свету. Это все индивидуально.

А Лукашевич: Тем более в США такого качества дороги и ХайВэй, что грех не попутешествовать. Если отработать официантом пару-тройку месяцев в каком-нибудь ресторанчике, то можно совершенно без проблем на одно из жалований в месяц купить себе поддержанный автомобиль и на нем объехать всю Америку. Так делали мои друзья.

М. Романова: Многие из русских студентов, которые ездили туда по разным программам именно так и делали.

А Лукашевич: Ясно. Дело в том, что мы недавно обсуждали курорт в Чикаго — Гонолулу и Гавайские острова, и было такое мнение у гостя, что там мало американцев. Намного больше японцев, австралийцев и так далее.

М. Романова: Я не смогу ответить на этот вопрос.

А Лукашевич: Тогда мы его оставим. Я думаю, ты со своими друзьями посещала какие-нибудь интересные кафешки и ресторанчики. Расскажи о кухне Чикаго.

М. Романова: Кухня в Чикаго разнообразна. Я вегетарианка, поэтому я посетила много разных кафе, где подают только вегетарианскую кухню. Для мясоедов я могла бы посоветовать пиццерию «Uno». Ее основатели изобрели пиццу, которая очень большая и толстая, в нее кладут очень много разных начинок, и она невероятно вкусная. Я не знаю, находится она только в Чикаго или нет, но, по крайней мере, если кто-нибудь будет в Чикаго, это стоит попробовать.

А Лукашевич: Я заметил, что американцы в основном любят пиццу на толстой основе, а пиццу на тонкой основе в основном кушают итальянцы, французы.

М. Романова: Да, есть такое. Еще там есть очень интересное местечко, называется «Джимми Джонс», там делают великолепные сабы, и каждый обеденный перерыв я проводила в очереди за этим сабом. Очень вкусно.

А Лукашевич: Стоит пояснить, саб — это что-то вроде ролла, да?

М. Романова: Нет, это похоже на хот-дог. Во-первых, они пекут свои собственные булочки, а во-вторых, они бывают огромных размеров, сантиметров 30.

А Лукашевич: Это как в Subway делают:

М. Романова: Типа Subway, только на уровень выше, вкуснее и приятней.

А Лукашевич: Хорошо. Раз ты являешься вегетарианкой, может, ты что-нибудь посоветуешь для вегетарианцев?

М. Романова: Я заказывала вегетарианские блюда в обычных ресторанах. Сейчас я не помню, какие из них были в даунтауне, какие в аптауне и так далее. Сейчас идет большой ориентир на приверженцев вегетарианства, поэтому в любом ресторане можно спокойно заказать блюда, не содержащие мясо. Очень много ресторанов на севере Чикаго. Особенно интересен итальянский район, там очень много итальянских ресторанов. Если Вы любите итальянскую кухню, Вам стоит посетить это место.

А Лукашевич: Это именно какой-то итальянский квартал?

М. Романова: Да. Там множество разных маленьких кафе в итальянском стиле. Это очень прелестно, напоминает Европу, и очень приятно порой оказаться в таком уголке.

А Лукашевич: Послушай, а как там с разными народами? Мы сейчас заговорили об итальянских кварталах, а есть ли там китайский квартал, как это развито в Сан-Франциско? В Нью-Йорке есть квартал афроамериканцев Harlem в Манхэттене, всеми известное место. Есть ли в Чикаго такие места?

М. Романова: Конечно, есть. Чайнатаун находится недалеко от даунтауна, по-моему, на красной ветке метро. Замечательное место, очень красивое. Мы там гуляли с подружкой. Также есть небольшая мексиканская деревня на 18-ой улице, если я не ошибаюсь. На 20-25—ой улице южные кварталы, где превалируют афроамериканцы. Вообще в Чикаго, как и в Нью-Йорке, очень много разных национальностей, которые стараются дружно существовать, и они разбросаны по всему Чикаго. Я бы не сказала, что места жительства определенных наций как-то ограничены.

А Лукашевич: Нет, такого района как Harlem, куда белые люди не очень любят заходить?

М. Романова: На юг Чикаго ты тоже не сунешься поздно вечером.

А Лукашевич: Туда таксист не повезет лишний раз после 12?

М. Романова: Даже до 12.

А Лукашевич: Ты не туда попала сразу после аэропорта?

М. Романова: Нет, но мы одно время там жили, и после того, как в нашем районе произошло громкое убийство, мы решили переехать.

А Лукашевич: Вы решили запутать следы и переехать в другой район. Как обстоят дела со спортом в Чикаго? Там же известная баскетбольная команда «Chicago Bulls» NBA, хоккейная команда «Chicago Black Hals» или бейсбольная команда «Chicago White Sox». Была ли ты на каких-нибудь играх?

М. Романова: Да, я была на игре «Cubs», это второй бейсбольный клуб. Город разделен на фанатов «White Sox» и фанатов «Cubs». Многие из моих друзей были фанатами «White Sox», а я по случаю того, что мой менеджер болел за «Cubs», естественно поддерживала его. Я была на одной игре. Правильно говорят, что без пива там делать нечего, так как игра может затянуться более чем на 2 часа, поэтому если ты не подкреплен каким-нибудь Bulls, тебе может стать очень скучно, особенно если ты небольшой фанат и не знаешь правил.

А Лукашевич: Буквально несколько выпусков назад мы обсуждали бейсбол, и я спрашивал у человека, который там живет около 7 лет: «За 7 лет ты узнал правила бейсбола?». Он сказал, что нет. «Я ее не могу понять. Мне американцы пытались объяснить, я читал даже про это». Но запомнить всю технологию игры у него не получилось. Он говорил, что это похоже на лапту, кто-то бежит с базы, отбивает и тому подобное. Тебе понятна эта игра?

М. Романова: После трех стаканов пива я считала, что понятна.

А Лукашевич: Я думаю, что ты все прекрасно поняла и объясняла суть рядом сидящим американцам.

М. Романова: Да, по-русски.

А Лукашевич: Держала в руке этот большой палец, помахивая основным игрокам «Chicago Cubs». Это такое интересное зрелище? Я просто ни разу не был на бейсболе, пока был в Америке. Какие ощущения у тебя были во время игры?

М. Романова: Я не такой большой фанат различных игр. Я бы с большим удовольствием посмотрела «Wimbledon». Но, тем не менее, как какой-то experience, это должно поприсутствовать в жизни каждого.

А Лукашевич: На полочку поставить неплохо было бы?

М. Романова: Да, типа я туда ходил, я это видел.

А Лукашевич: Ты ходила на игры «Chicago Bulls» или какой-нибудь хоккейной команды?

М. Романова: Нет, я же девушка.

А Лукашевич: Расскажи, как там отдыхает молодежь в выходные и day off? Куда идут? Чем занимаются?

М. Романова: Многие из моих друзей часто устраивали домашние вечеринки, барбекю, которое они очень любят. На заднем дворе у каждого стоит мангал. По пятницам, субботам и воскресеньям собираются большой компанией, покупают пиво и жарят барбекю. Большое количество молодежи ходят в пабы, клубы и на концерты. Я сама была на многих концертах, пока была в Чикаго.

А Лукашевич: Это и все, наверное. Очень многие любят ездить в большие магазины-молы. Например, у нас этот магазин находился далеко от города, и в выходные вереницы машин ехали туда закупаться.

М. Романова: У меня не было такой привычки. Я обычно собиралась с друзьями или гуляла, или играла в теннис. Одна девочка с моей работы очень любила теннис, и мы с ней играли в Миллениум парке в самом центре Чикаго совершенно бесплатно.

А Лукашевич: К вам не подошел какой-нибудь Абдурахман и не сказал: «Вы проиграли здесь 2 часа и с вас 557 рублей»?

М. Романова: Самое интересное, что мы пытались найти человека или место, где можно заплатить за игру, потому что где-то было указано, что игра стоит 8 долларов в час, но мы не нашли это место, и мы спокойно пришли, поиграли и ушли. Никто к нам не подошел и не попросил оплатить проведенное время

А Лукашевич: Мы также после работы рубились в баскетбол на площадках для детей средней школы, куда местные жители практически каждый вечер вызывали полицию и думали, что мы задумали что-то плохое. Просто для русского человека что-то общественное означает общественное. Если что-то стоит, то этим обязательно будут пользоваться все. Еще интересно узнать про знаменитые песочные пляжи озера Мичиган. Была ли ты там? Озеро красивое, огромное, теплое летом или наоборот прохладное?

М. Романова: Это озеро просто невероятных масштабов. Напоминает океан, потому что не видно ни конца, ни края. Если посмотреть на карту США, то оно занимает площадь, равную какому-нибудь небольшому штату. Пляжи там действительно красивые, особенно на севере. Есть пляж в самом центре Чикаго недалеко от Meyrin street, это одно из мест, где я тоже работала. Сразу после работы, буквально через 10 минут я могла оказаться на пляже, раскинуть полотенце и лежать, загорать. Это очень удобно, тебе не нужно выезжать за город, ты просто приезжаешь в центр города и отдыхаешь.

А Лукашевич: Буквально недалеко от даунтауна чистый пляж?

М. Романова: Можно сказать, что он в самом даунтауне, потому что буквально метрах в 20 находится автострада, где люди едут на работу, домой или за город, а ты спокойно отдыхаешь.

А Лукашевич: Там нигде не валяется мусор? Там все чисто?

М. Романова: Американцы в этом плане очень аккуратные люди. У них на каждом пляже стоят контейнеры для сбора разного мусора. Они стараются поддерживать чистоту, за это я их очень сильно уважаю. Конечно, есть такие существа, как чайки, которые растаскивают всю еду и все, что только можно, пока купающийся человек отсутствует.

А Лукашевич: У нас тоже были такие наглецы, их звали сигл, насколько я помню.

М. Романова: Да, сигал.

А Лукашевич: Стивен Сигал.

М. Романова: Я тоже про него вспомнила.

А Лукашевич: Да, они растаскивают мусорные пакеты, и с ними очень много проблем. Я заметил, что в Америке очень много диких животных, которые живут рядом с людьми, например, еноты, опоссумы, гуляют рядышком и никого не боятся.

М. Романова: Самое смешное, что их белки равноценны нашим крысам. Я помню, что как-то поставила пакет с мусором за дверь, чтобы потом его вынести, и смотрю с утра там была проделана дырка, и все шкурки от яблочного пирога были раскиданы по полу. Я поняла, что приходила белка.

А Лукашевич: Ох уж эти белки и еноты.

М. Романова: Да, а в парках Чикаго очень много кроликов.

А Лукашевич: Прямо в парках и живут? Никто их не забирает, никто не кушает?

М. Романова: Нет, никто их не забирает. Просто я помню, как вечером каталась на велосипеде, и мне парочка кроликов перебежала дорогу, я остановилась, проводила их взглядом и аккуратненько поехала дальше, чтобы никого не сбить.

А Лукашевич: Позвонила друзьям, и уже через полчаса вы с сачками решили прогуляться в этом парке. Я думаю, что вегетарианцы думают об этом в последнюю очередь. А что тебя натолкнуло на это? Американская культура или это было задолго до этого?

М. Романова: Это было после штатов. Я стала интересоваться более здоровой едой, потому что в самом Чикаго я ни разу не ела в Макдональдсе, и многие мои друзья придерживались такой же точки зрения и часто готовили все дома. Готовили из натуральных продуктов, и само осознание того, что ты питаешься правильно, тебя подталкивает на это. Одни врачи за, другие против, то есть каждый выбирает свое, и я не хочу заставить слушателей чувствовать себя ущербными, потому что они едят мясо. Мне нравится это, я чувствую себя намного лучше.

А Лукашевич: Я сегодня, съев немного курочки, почувствовал себя слегка ущербным, но ничего страшного, заем несколькими листьями салатами, и все будет хорошо. По поводу американского фаст фуда, ты там была где-нибудь?

М. Романова: Ни разу, максимум я ела эти сабы из «Джимми Джонс», и то они были вегетарианскими с сыром и зеленью.

А Лукашевич: А твое окружение тоже придерживалось точки зрения, что нужно покупать здоровую еду в супермаркетах и готовить самим, или им было легче пойти и заплатить 5 долларов за meal и скушать его?

М. Романова: Даже в том же даунтауне можно пообедать китайской едой, которая будет добросовестно приготовлена, и не будет содержать огромного количества вредных веществ, как содержится в фаст фудах типа «Макдональдса», «KFC» и так далее. Не так много жира, по крайней мере.

А Лукашевич: В России «Макдональдс» считается ресторанчиком среднего класса, А когда я оказался в США, я был удивлен тем, что в «Макдональдс» никто не ходит. Ходят либо бездомные, либо афроамериканцы, которые не хотят работать и живут на пособие для безработных. Это было очень удивительно, и, заказав всего лишь один раз молочный коктейль, который был нереально приторным и сладким, раза в 2 слаще, чем в Росси, я больше не был в подобных заведениях.

М. Романова: Американская Кока-Кола тоже слаще, у нас она в более диетическом варианте.

А Лукашевич: Раз заговорили о фаст фуде и Кока-Коле, мне хотелось бы отметить, что мне больше нравился Root beer, имбирный напиток, такой пряный со вкусом корицы. Он тоже производится с незапамятных времен, как и Кока-Кола, но в России я его не мог найти.

М. Романова: Как наш квас, который невозможно найти заграницей и объяснить, что это такое. Тем не менее, они параллельно существуют и никак не взаимодействуют.

А Лукашевич: Интересно было бы вспомнить мороженое. Ты работала мороженщицей. Какие у тебя любимые сорта мороженого?

М. Романова: Я бы не соврала, если бы сказала, что все. «Mint Сhocolate Сhuck» очень вкусное.

А Лукашевич: Это что такое? Поясни.

М. Романова: Это мятное мороженое с кусочками шоколада. У нас оно было белого цвета, а в соседнем магазине было зеленое. Все, кто привык покупать мороженое там, приходили и постоянно спрашивали, почему оно не зеленого цвета.

А Лукашевич: У нас в теннисном клубе, где я работал, оно называлось «Mint Сhocolate Сhip», и было действительно зеленого цвета, поэтому я понимаю, почему они про это спрашивали.

М. Романова: По-моему в «Baskin Robbins» оно тоже зеленое.

А Лукашевич: А еще что?

М. Романова: «Cherry Garcia» — мороженое с вишневым вкусом и кусочками шоколада. Различные сорбеты очень вкусные. Я впервые попробовала там замороженный йогурт, я о нем слышала еще из сериала «Друзья» и всегда думала, что это такое? Это действительно очень вкусно. Многие люди с диабетом и девушки, которые сидели на диетах, постоянно покупали не мороженое, а этот йогурт или сорбет.

А Лукашевич: А сорбет — это как наше плодово-ягодное мороженое?

М. Романова: Практически то же самое, только вкус более натуральный.

А Лукашевич: Я помню мороженое, которое называлось «Cucido Ice Cream».

М. Романова: «Cucido» очень сладкое, поэтому его невозможно было съесть.

А Лукашевич: Да, это сливочное мороженое с кусочками сырого теста?

М. Романова: Да.

А Лукашевич: А еще мое любимое мороженое называлось «Caramel Cashew Turtle», если переводить дословно, то получается «карамельная кешью черепаха».

М. Романова: Да. Вчера увидела это мороженое, и мне захотелось его попробовать. Насколько я помню, в магазине, который находится напротив того, где я работала, каждый сезон меняются сорта мороженого, каждый раз они пытаются придумать либо что-то новое, либо привнести что-то из прошлого.

А Лукашевич: Я еще помню «Rocker Roads» с какими-то беленькими мягкими пампушечками, на вкус кофейное или шоколадное. Маш, расскажи какой алкоголь, предпочитает чикагская молодежь.

М. Романова: Многие пьют пиво, очень любят ирландское пиво, оно достаточно своеобразное на вкус, я его тоже пробовала, оно имеет разный оттенок. В основном в барах пьют разнообразные коктейли. Водка у них называется «Абсолют» и имеет разные вкусы, я пробовала с привкусом винограда. После нашей русской водки, кажется, что вкус намного мягче.

А Лукашевич: Я тоже пробовал американскую водку. По-моему в ней максимум 20 градусов.

М. Романова: Я не помню, я не смотрела, но примерно так. Еще у них интересная реклама «Столичной» водки, она была во всех сериалах. Если человек идет с водкой, то это обязательно «Столичная», полутора или двухлитровая. В основном многие гурманы предпочитают различные вина. Вино там намного дороже, чем у нас. Мы обычно его покупали к ужину, и бутылка стоит около 20-25 долларов.

А Лукашевич: Я тоже это помню.

М. Романова: А дешевое вино пить невозможно.

А Лукашевич: Ты, кстати, ничего не сказала о традиционном американском напитке, например, бренди или виски.

М. Романова: Мне тогда было меньше 21 года, поэтому я не так часто их пила.

А Лукашевич: Поэтому ты могла выпивать водку, но не виски.

М. Романова: Водку я пробовала, чтобы сравнить вкус. Конечно, если бы я пошла в бар сейчас, то я непременно заказала бы себе виски, возможно даже без колы.

А Лукашевич: Ничего себе. Ясно, Мария, я думаю, что нашим слушателям мы дали хоть какое-то представление о городе, который располагается около озера, похожего на океан. Я думаю, что мы раскрыли его с другой стороны читателям книги «Одноэтажная Америка» Ильфа и Петрова, потому что совершенно в другом свете предстает этот замечательный город, который уже успел тысячу раз измениться в лучшую сторону. Маш, тебе огромное спасибо за участие в подкасте.

М. Романова: Пожалуйста.

А Лукашевич: Дорогие друзья, а мы с Вами, то есть я Александр Лукашевич и подкаст «Многоэтажная Америка», услышимся совсем скоро. Следите за новостями в моей группе Vkontakte, там Вы узнаете, какие выпуски будут, про какие города и с какими гостями. Спасибо за прослушивание и пока, пока.

М. Романова: Пока.

Width

В первой четверти 20-ого века это был город, где ад и рай тесно переплетены, как пишут Ильф и Петров. Сожженный пожаром, населённый гангстерами, рекетирами, полицейскими и журналистами, освещающими их проделки, Чикаго ярко выделился среди других городов США во времена сухого закона и Великой Депрессии. Это всё в прошлом, а что ждёт вас в Чикаго сегодня, мы узнаем вместе с нашей гостьей Марией Романовой. Мичиган Авеню, огромный небоскрёб Sears Tower, памятник «Облачные ворота», озеро Мичиган, фестиваль «Lollapalooza» и это только начало!

В подкасте:

— Чикаго: добро пожаловать в зону комфорта!
— Мичиган Авеню: главная городская декорация?
— Чикаго и кино.
— О потрясающей пицце и сабах.
— Ох уж этот бейсбол!
— О водке и мороженном.

Выпуск сделан аудиожурналом PodFM.ru

Episodes

Comments