Война войной, а обед — по расписанию

0
7 сентября 2012
7751 прослушивание

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Лукашевич: Привет, дорогие друзья! С вами я ― Александр Лукашевич. Следующий выпуск «Многоэтажной Америки». Сегодня, у нас, практически, один из фильмов Бондианы. В гостях у подкаста «Многоэтажной Америки» ― Лена Лоусен. Лена проживает у нас сейчас в США, она является женой американского военного врача, в данный момент, проходящего службу в Колорадо Спрингс в штате Колорадо. Это такой центральный штат США: Соединенных штатов. Если вы следили за спецпроектом «Унесенные в штаты», то вы наверняка узнаете Лену по рассказам Севы и Даши. Ну, кстати, это вот, не единственная заслуга Лены, то, что она является женой американского офицера, врача военного. Наша гостья также год ведет группу в социальной сети Вконтакте посвященную приготовлению пищи из американских продуктов. И, довольно таки, успешно ведет. В ее группе, уже без малого 10 000 подписчиков. Да! Ничего себе. Ну, все-таки, обо всем по порядку. Итак! Лена привет!

Л. Лоусен: Привет, Саша!

А. Лукашевич: Расскажи как, наверное, с самого начала, мне хотелось бы узнать, как вы встретились с Севой и Дашей и какое вообще впечатление на тебя произвели ребята, и как тебе этот проект?

Л. Лоусен: Да, хотелось бы им передать огромнейший привет!

А. Лукашевич: Они кстати тебе тоже передавали. Они узнали недавно, что я с тобой записываюсь.

Л. Лоусен: Спасибо! Спасибо! Мне написала Даша на мой эмейл, так как у меня сообщения закрыты, и она мне написала на эмейл с просьбой, ну, как бы, не против бы я была, если бы они приехали ко мне, как бы, чтобы я рассказала свою историю. Конечно, я не была против, только за. Вот, они приехали: с Севой Даша приехали, мы с ними съездили на Пайкс Пик ― это у нас тут, такая гора есть высокая. Вот. Я под впечатлением, вообще, от всей этой авантюры, как бы, все это их путешествие ― молодцы конечно. Так вот, сорваться поехать сквозь всю Америку ― для меня это просто пример для подражания.

А. Лукашевич: Сама бы хотела повторить такой же путь?

Л. Лоусен: Конечно, очень бы хотела. У меня муж домосед, поэтому мне либо одной, либо с кем-то, но, я надеюсь, когда-нибудь, это случится...

А. Лукашевич: Ну да, ну хорошо, теперь, наверное, возвратимся в года два, наверное, назад: ты еще жила в Украине в городе Днепропетровске?...

Л. Лоусен: Да!...

А. Лукашевич: Правильно я понимаю?

Л. Лоусен: Все правильно, да!

А. Лукашевич: Родом ты из далекой-далекой Якутии?

Л. Лоусен: Да, я там родилась, и мама у меня оттуда.

А. Лукашевич: Кстати, дорогие слушатели, потом, конечно же, Лену Лоусен можно найти в социальной сети Вконтакте, но сейчас могу сказать, что Лена симпатичная девушка и в ней вот такое смешение получилось украинской крови и, наверное, что-то такое азиатское, поэтому, вот такое вот интересное смешение Днепропетровск плюс Якутия. И вот, мы разговариваем с Леной. Так, Лен! Как так вообще получилось, что тебя занесло в Днепропетровск из Якутии?

Л. Лоусен: Это не меня занесло, а моего отца. У меня отец как бы оттуда, и мы там прожили практически всю жизнь. Я в Якутии практически не была, только три года пожила там, вот, но, в общем, я считаю себя украинкой, потому что все-таки почти всю жизнь я провела в Украине, и мне эта страна близка. В общем, у меня две родины: Украина и Россия. Россия по рождению, а Украина по призванию, наверное.

А. Лукашевич: И как же так произошло, что проживая в Украине, тебя все-таки тянуло в Соединенные штаты Америки? Чем это обусловлено? И как, вообще, произошла вот эта встреча с твоим будущим мужем?

Л. Лоусен: У меня во-первых, у меня двое дядей живут в Америке, они уехали сюда много лет назад, я еще была ребенком, и один мой дядя ― дядя Славик он приезжал в Днепропетровск, как бы, у него там родственница живет. Вот он приезжал, и я помню, я была под таким впечатлением. Он привозил мне куклу барби, вот, американские там всякие вкусняшки, ну, в общем, вот все вот эти вот американские вещи: мелочи такие. Они были, настолько меня поражали, советского ребенка, что я была под впечатлением и как бы мечтала, да я мечтала попасть в Америку, но потом уже опустилась на Землю и подумала, что нет, таки это не так просто, как кажется. И конечно я не рассчитывала на то, чтобы дядя меня сюда забрал ― вовсе нет. А с мужем я познакомилась совершенно случайно, и я вообще не планировала искать американца, чтобы уехать сюда...

Л. Лоусен: То есть, это не тот случай, когда девушка заходит на какой-то сайт знакомств, чтобы, в кавычках, подцепить иностранца, переехать к нему: это совершенно такой случайный момент в твоей жизни?

А. Лукашевич: Да! Это случайный момент, я специально не искала, я была зарегистрирована на Faсebook, как и все наверное, и вот мы с мужем: муж меня случайно нашел, добавился в друзья, мы начали общаться и буквально, как-то события так быстро развивались, что в течение недели он уже мне сделал предложение и...

А. Лукашевич: То есть, подожди, секундочку, Лен...Общаясь в Faсebook американец сделал тебе предложение?...

Л. Лоусен : Да — да! Через год, в течении...

А. Лукашевич: Не зная тебя совершенно?

Л. Лоусен : Не зная меня, да! Ну, как, мы с ним общались, но мы просто сразу так вот скопом начали общаться-общаться-общаться круглосуточно, вот и как-то, но это, конечно, был порыв естественно, никто из нас не думал, что раз он сделал предложение, то это все серьезно, и значит надо сразу же расписаться. Нет, мы, конечно, мы оставили, как бы, время на размышление. Мы встретились, он приехал ко мне, я познакомила его с папой. Мы еще год общались, то есть, это не то что, не думай, что мы сразу, вот так вот решили и все, и с тех пор, мы вот эту идею так и преследовали ― вовсе нет. Это, как бы, я не скажу любовь с первого взгляда или что-то в этом роде, но почти.

А. Лукашевич: Военные, я смотрю, быстрые ребята, быстро соображают, быстро делают?

Л. Лоусен: Да, может быть и есть какая-то связь

А. Лукашевич: Ну что, в принципе, ничего сверхъестественного, в том, что он сделал предложение гражданке Украины, нет, потому что, как известно, Украина, Беларусь и Россия — это родина самых-самых красивых девушек, мне кажется, во всем нашем мире. Естественно, я могу обидеть сейчас кого-то, по—моему, это так, по крайней мере, я делал эти выводы на основе пребывания в каких-то европейских странах или в США. В США, особенно. Там, я не знаю, на севере, по крайней мере, нет, не было, может быть одна — две я увидел за все время, которое, можно было хоть как-то. Сравнить, именно вот по лицу, по чертам лица, хоть как-то, они могли сравниться с русскими девушками и поэтому совершенно очевидно. И что было дальше?

Л. Лоусен: Что было дальше...он как раз был в Южной Корее, он служил там год, вот, когда мы познакомились и когда он приезжал ко мне в Днепропетровск он был: находился в Корее, и он оттуда летел, вот, он взял отпуск на две недели: провел его в Украине, вот, а потом..

А. Лукашевич: Как ему Украина?

Л. Лоусен: Ему понравилось, да, ему очень понравилось. Там у нас как раз открыли ресторан американской кухни, ты наверняка знаешь «Тиджиас лайвес»...

А. Лукашевич: Да-да!

Л. Лоусен: Вот, и мы практически там каждый день обедали, потому что он еще в Корее соскучился по американской кухне, а тут еще Украина, и кухни совсем разные и для него это был такой небольшой, как бы, как это сказать...вкусовой...

А. Лукашевич: Шок...

Л. Лоусен: Шок, да, и поэтому мы ходили в американский ресторан, единственный в нашем городе на то время, и он меня познакомил с этим рестораном и с кухней.

А. Лукашевич: О кухне, я думаю, мы еще поговорим чуть дальше, уже когда коснемся конкретно твоей официальной группы «Вконтакте» и вообще твоим вот этим хобби, которым ты увлекаешься. Сейчас интересно узнать, вот что было дальше. Вы решили, что вы созданы друг для друга, и ты решила переезжать в Соединенные штаты вместе со своим мужем правильно?

Л. Лоусен: Да, все правильно. Мы не разочаровались в друг друге, и он вернулся обратно в Южную Корею, а потом через пару месяцев, он поехал уже в Америку. Вернулся в Америку, его направили в Колорадо Спрингс, вот, и мы начали делать визу. Он начал искать адвоката, еще находясь в Южной Корее. Потому что для нас обоих это что-то новое. Мы никогда не занимались визами невесты, вот. И мы не знали, как подступиться к этому всему. Поэтому было проще всего нанять адвокатов. Они находились в Москве и занимались визами невесты, то есть там было два офиса: один в Москве, один в Америке, вот. И они, как бы, этим всем занимались. Они нам дали список документов, мы через них все это отправляли, то есть, чтобы не было никаких ошибок, потому что, ты знаешь, если там хоть малейшая опечатка, могут отказать, придраться, отказать в визе, и мы, как бы, не хотели так рисковать...

А. Лукашевич: Растягивать вот эти, вот, сроки да?...

Л. Лоусен: Да-да!...

А. Лукашевич: Подготовили документы. И, кстати, проживал муж, то есть, его родина находилось в Колорадо или каком-то другом месте?

Л. Лоусен: Он родился в Кентаки, но, по-русски то есть в Кентуки, но он вырос и считает своей родиной Техас, и он такой, в общем, южный парень, скажем так.

А. Лукашевич: А что такое южный парень? Вот в американском контексте?

Л. Лоусен: Вообще-то ...

А. Лукашевич: Я знаю, что это негативный окрас такой всегда...

Л. Лоусен: Негативное, да, вот я и хотела это сказать, что...

А. Лукашевич: Деревенщиной обычно обзывают, там, северяне южных...

Л. Лоусен: Да-да-да...так...

А. Лукашевич: Ковбой и тому подобное...

Л. Лоусен: Есть такое да, но я хочу тебе сказать, нет дыма без огня, но южные парни, вот которые с Техаса там, из Аризоны, в общем, из Южных штатов. Они особенно из Техаса как по моим впечатлениям. Они очень такие вот культурные...

А. Лукашевич: Живые и открытые? Или нет?

Л. Лоусен: Они умеют ухаживать, они умеют открыть дверь там поднести, что-то подать, вот у американцев так не принято, девушки они как бы такие все независимые Вот я сама донесу, в общем, чем я хуже тебя, но вот у Южан — у них не так, у них ближе как у нас, понимаешь? Вот и мне это нравится, что я как бы не должна подстраиваться под американский менталитет в этом плане, что мне муж всегда поможет, и как бы мне...

А. Лукашевич: Что можно не становиться независимой девушкой в Америке?

Л. Лоусен: Да-да! Это не мое, сразу скажу. Это не мое.

А. Лукашевич: То есть твоего мужа совершенно точно можно назвать галантным человеком?

Л. Лоусен: Да! Совершенно верно!

А. Лукашевич: И, а почему Колорадо раз ты говоришь, что он вырос в Техасе, почему после возвращения из командировки из Южной Кореи. Вы поехали именно в Колорадо?

Л. Лоусен: Сначала его направили в штат Вашингтон, вот, а потом через два месяца передумали и сказали, что мы направляем тебя в Колорадо, но он как раз и хотел сюда, потому что здесь, насколько я знаю, самая большая военная клиника, поскольку он медик, то для него это очень важно и больше перспектив, вот. И он хотел сюда, вот его как раз и направили и вот, он здесь работает и ему нравится, он здесь уже три года. Он уже здесь три года, я два. Вот, почему — я не знаю, это как бы армия решает, кого куда отправить.

А. Лукашевич: Но, он просто выбрал между Вашингтоном, штатом Вашингтоном и Колорадо, он выбрал Колорадо, где ...А почему, кстати, какие были плюсы минусы, Почему выбор пал именно на Колорадо?

Л. Лоусен: Во-первых, в штате Вашингтон это север, там холодно, здесь тоже холодно здесь зима есть, но не так, и здесь горы, здесь красиво и считается, что вот эта база Карсон, она как бы одна из лучших, одна из более благоустроенных.

А. Лукашевич: Как еще раз она называется?

Л. Лоусен: Форд Карсон называется, и она такая более как бы благоустроенная для жизни и она вообще большая база, есть совсем маленькие, особенно за океаном, где нибудь, в Европе, вот. И опять же поликлиника эта, тут, как бы для него все плюсы и климат и...вот, хочу сказать, что базы они в основном, эти военные базы они в основном расположены в таких местах, которые, как говорится: «ин ве мидл оф ноуер», но там нет ничего вокруг, там или пустыня или я не знаю, чаще всего пустыня, но, в общем, где-то в таком месте, где до ближайшего города очень далеко, а здесь это как бы пригород такого довольно таки большого города, второго по величине города в штате, как бы здесь более цивилизованно, то есть здесь одни плюсы.

А. Лукашевич: И ты сразу прилетела из Днепропетровска. Впервые ты была в США и прилетела в Нью-Йорк, а потом соответственно в Колорадо.

Л. Лоусен: Да, я прилетела в Нью-Йорк и буквально у меня так по времени получилось, что я за пять минут до окончания регистрация успела на Субо ленгвиский самолет, вот и то есть я практически в Нью-Йорке ничего не увидела, только из самолета. Вот это вот я сразу села на самолет...

А. Лукашевич: А то есть ты прилетела в Джев кей, и, в принципе, не выходя из аэропорта, улетела сразу же в самый крупный город штата Колорадо, это Денвери.

Л. Лоусен: Ну, мне нужно было переехать из Джев Кей в Лев Гардиан, вот я летела, я взяла стразу такси и мы поехали...

А. Лукашевич: Это было ровно практически вот там два года назад и месяц да примерно?

Л. Лоусен: Да-да-да!!

А. Лукашевич: А что ты, можешь вспомнить свои первые впечатления от того, когда ты сошла с трапа самолета?

Л. Лоусен: Да, я у меня наверное я буду всю жизнь их помнить, потому что я была под большим впечатлением, все было такое большое и мы ехали по такой дороге оживленной там не было не домов, ничего, но дорога большая, и она прямо в три уровня, то есть и очень много машин и такая скорость, да я была под впечатлением...

А. Лукашевич: Ты сейчас говоришь уже о Денвери?

Л. Лоусен: Нет! Это я говорю о Нью-Йорке, а в Денвери...

Л. Лоусен: Нет, это я говорю о Нью-Йорке...

А. Лукашевич: А, о Нью-Йорке. Когда переезжала из одного аэропорта в другой?

Л. Лоусен: Да, пока я ехала из одного аэропорта в другой, в Денвери уже было темно и мне муж сказал, что там горы и все, я приехала — темень, ночь, никаких гор, у меня такое разочарование, я думала где же горы, я думала что я их и ночью увижу, но нет, но, в общем я, мы пока ехали домой этот час ехать от Денвера до дома, вообще я спала всю дорогу и ничего не увидела.

А. Лукашевич: Хорошо, а теперь такие вопросы, наверное, больше будут касаться именно такой модели: да развернем ситуацию, ты жена военнослужащего, причем гражданина США, который отстаивает интересы этой страны во всем мире?

Л. Лоусен: Да!

А. Лукашевич: То есть, насколько ты понимала, когда вы принимали решение жить вместе, что такое быть женой военного врача?

Л. Лоусен: Ты знаешь, Саш, вообще не понимала, я не знала этой всей системы он мне, конечно, рассказывал, но я это все так видела, в таком розовом цвете, что для меня это как бы казалось все вот таким вот романтичным, но не разочаровалась. Не хочу сказать, что мне показалось хуже, чем на самом деле. Нет! Нормально. Вот эта жизнь, как бы, военная, она предполагает частые переезды, но нам осталось один раз только переехать, поэтому я это не успею настолько испытать, как это успел он. Потому что он где только не был.

А. Лукашевич: Стоит, наверное, сказать о специализации твоего мужа, то есть он врач в какой сфере?...

Л .Лоусен: Он не врач, он медик...

А. Лукашевич: Медик...

Л. Лоусен: Лучше, чтобы он был врачом конечно, но он медик, и он работает, он заведует клиникой челюстно-лицевой хирургии вот нашей больницы Эванс, вот, заведует, что это значит, что он в основном ведет бумажную работу и...

А. Лукашевич: То есть он именно врачебную практику не ведет?

Л. Лоусен: Почти нет, у них там есть ассистенты хирургов, он ассистирует, но довольно-таки редко, у него больше это направленно на какую-то мозговую деятельность, понимаешь?

А. Лукашевич: То есть он больше такой медицинский менеджер?

Л. Лоусен: Да, можно и так сказать. Но как бы официально, и если на русском сказать, то он как бы заведующий вот этой клиники.

А. Лукашевич: А, в принципе понятно, вся ответственность на нем за клинику?

Л. Лоусен: Да — да — да! Он и занимается и аппаратурой и материалами и в общем всем всем-всем , кроме что вот не лечит.

А. Лукашевич: Лен, такой вопрос: ты жена военного американца. Расскажи, готова ли ты к тому, что завтра, к примеру, в связи с нашими событиями мировыми мужа призовут, не знаю, как-то защищать что ли повстанцев в Сирии? Готова ли ты к этому?

Л. Лоусен: Ой, нет, не готова мне страшно об этом думать на самом деле, и я надеюсь, что этого никогда не случиться. В общем-то, этого никогда уже и не случится, потому что муж уже служил семнадцать лет, и его в юнит вряд ли отправят, ему осталось три года дослужить. Вот так что это настолько маленькая вероятность, что его куда-то отправят

А. Лукашевич: Но, ты побаиваешься этого?

Л. Лоусен: Да если не дай Бог, конечно, я побаиваюсь, у меня есть выбор поехать с ним или остаться здесь, вот...

А. Лукашевич: И какой выбор ты сделаешь?

Л. Лоусен: Скорей всего мне придется остаться здесь, потому что у меня собака и надо работать и все такое, туда ехать...

А. Лукашевич: Я понял...

Л. Лоусен: То есть меня муж не пустит.

А. Лукашевич: Я бы, наверное, тоже на месте мужа не пустил бы жену на войну, но как-то странно, наверное...

Л. Лоусен: Да...

А. Лукашевич: Ты упомянула слово юнит, что это такое?

Л. Лоусен: Юнит — это, я даже не знаю вот как это на русском, но что —то вроде полка, наверное, вот, сколько там человек в нем я не знаю, но несколько тысяч, и как бы в армии есть распределение на дивизии, на юниты и прочее прочее-прочее...

А. Лукашевич: Юнит — это самое большое разделение? Или это какое-то среднее звено?

Л. Лоусен: Вот если бы я знала, я бы тебе сказала, на самом деле я вот эти вот подробности не знаю, не могу сказать.

А. Лукашевич: А скажи, вот вне эфира ты мне рассказывала, что твой муж служил в Ираке, правильно?

Л. Лоусен: Да-да!

А. Лукашевич: Он там был врачом или тоже вот заведующим клиникой?

Л. Лоусен: Нет, он там был как раз медиком. То есть, если что-то где-то кого-то ранило, то он занимался такими вот больными скажем так...

А. Лукашевич: Он тебе рассказывал какие-то подробности своей службы?

Л. Лоусен: На самом деле он мало чего рассказывал, ему, наверное, это тяжело вспоминать, я видела фотографии, и в общем там такой кошмар, ужасно, просто ужасно, и я думаю, что лучше его и не беспокоить, не спрашивать и не напоминать ему об этом. Там как раз 2004-2005 года...

А. Лукашевич: Самая страшная война, которая...но, не самая страшная война, но такая ожесточенная довольно таки была?

Л. Лоусен: Да! Да! Это не сейчас, сейчас там уже конечно поспокойнее, а тогда у них там были и обстрелы и все что хочешь.

А. Лукашевич: Теперь такие больше такие политические вопросы, конечно же, они все-таки было бы правильнее задавать, к примеру, их твоему мужу, если бы могли с ним общаться в рамках программы, но так как сегодня программа посвящена тебе, то вопрос соответственно и тебе: «Как ты думаешь, была такая передача «Одноэтажная Америка» Познера и Урганта, где они ездили по Соединенным штатам и общались с некоторыми военными в военных базах, расположенных в некоторых штатах, одна была кстати в Колородо спрингс в городе Колорадо спринг штата Колорадо. Это была летная база ВВС США, о ней мы тоже наверное поговорим немножко сегодня, и еще они были в Вашингтоне, и там они заходили на ракетный крейсер. Так вот, пообщавшись с офицерами, с рядовыми Познер и Ургант они сделали, точнее даже больше. Познер, Владимир Познер сделал такие заметки да, вот прям дословно, вот Познера заставила задуматься фраза молодого офицера: «Меня для защиты свободы и демократии в мире выбрал сам Господь». Вот и Познер задается вопросом: «Большая ли разница между вот этим молодым офицером и тем, что если какой-нибудь мусульманский экстремист взорвет автобус набитый женщинами и детьми неверного и оправдает это тем. И цель у него будет такая, что вот его в раю будет ждать сам пророк и сорок девственниц, к примеру, да, это задает вопрос такой Познер. Вот соответственно в этом контексте, если подумать, оправданы ли действия американских, так скажем, политиков, потому что они управляют всякими военными действиями, да? Когда они говорят, что они защищают там основы демократии и, например, те события какие были в Ливии совсем недавно. Вот! Нарушать суверенитет страны только из-за того, что кому-то показалось из политиков, что там недостаточно демократии? То есть, не кажется ли это странным, и не кажется ли что военные американские становятся заложниками вот таких вот иллюзорных целей. Я сейчас в принципе, мне просто интересно вот мнение, да, внутри семьи да военного.

Л. Лоусен: Я хочу сказать, что я не считаю, что это оправдано, что вмешиваться в политику других стран...

А. Лукашевич: Под флагом демократии...

Л. Лоусен: Под флагом демократии или под флагом чего-либо, во-первых — это ставить на кон жизнь своих граждан американцев, которые туда едут, это как бы не наше дело, это все равно, что прийти к соседу и сказать, что ты не правильно себя ведешь, зачем ты бьешь свою жену, и разбираться с ним.

А. Лукашевич: А вот ты с мужем, или муж может быть что-то говорил когда-либо, вот вы общались на такие темы, на такие высокие политические темы?...

Л. Лоусен: Да! Общались, я его как-то спросила, ты веришь вообще, что вся вот эта вот политика направлена на то, чтобы установить демократию вот в этих странах, да, где ведутся военные действия. Он сказал, что я всего лишь солдат, я не должен задаваться этими вопросами, меня отправили — я поехал, то есть он как бы пешка, понимаешь, он не может ничего сделать...

А. Лукашевич: Как бы грустно это ни звучало...

Л. Лоусен: Как?

А. Лукашевич: Как бы грустно это ие звучало.

Л. Лоусен: Да! Да! Совершенно верно. И конечно, у него есть свое мнение, но он его просто не высказывает среди своих сотрудников...

А. Лукашевич: Сослуживцев...

Л. Лоусен: Сослуживцев, да. Но, его мнение таково, что он не верит на сто процентов во всю вот эту демократическую мишуру, вот скажем так, но если его отправят, он поедет, и он будет уже воевать за Америку, не смотря на то, какие она цели преследует, то есть у него вот такое вот...

А. Лукашевич: То есть даже находясь на чужой земле?

Л. Лоусен: Да, конечно, он будет, как большинство: едут не потому, что они хотят добиться демократии или чего-либо, они едут потому что их отправили, потому что это их долг, они знают, на что они шли, когда они поступали в ряды армии...

А. Лукашевич: Лена, как ты думаешь, вот на боевой дух военного человека в штатах сильно ли повлияло событие одиннадцатое сентября?...

Л. Лоусен: Очень сильно, это настолько сильно повлияло. Вот сейчас скоро как раз одиннадцатое число. Если бы ты здесь находился, ты бы увидел, что многие, очень многие американцы, и особенно военные, цепляют флаги на свои машины и по городу разъезжают с флагами в знак того, что они помнят, но у американцев не принято показывать скорбь, потому что они считают, что если ты покажешь, что тебя это настолько сильно тронуло, то как бы вражеская сторона решит, что нужно это будет еще раз повторить, поэтому они делаю вид, что как бы они, что не сильно...

А. Лукашевич: Они просто помнят да?

Л, Лоусен: Они помнят, да, особенно военные, конечно. И насчет боевого духа, да, американцы, военные американцы, вот после этого события, многие не военные американцы, а многие американцы пошли служить в армию, что уже не хватало наверное места именно вот из-за этих событий каждый хотел внести свой вклад, чтобы защитить свою страну и сделать все возможное, чтобы Америка оставалась, чтобы жизнь в Америке оставалась мирной, вот.

А. Лукашевич: Ну да сложные все эти вопросы, конечно, мы затронули, но вот все-таки интересно, какая вот атмосфера в семье американца, который служит своей стране, в принципе я понял. Вот кстати, ты сказала о том, что муж так или иначе является некой пешкой в игре, какой-то в такой огромной большой геополитической игре...Его это не смущает, ему не хочется все это уже закончить?

Л. Лоусен: Он, в общем, он такой человек, что ему сложно подчиняться кому-то, и поэтому если бы он умел это делать, он бы уже давно дослужился до гораздо высших чинов. То есть званий, и он сейчас сержант, у меня и это как бы и все благодаря тому или не благодаря, наоборот, да...того что...

А. Лукашевич: Из-за его характера?

Л. Лоусен: Из-за его характера, да, он не может промолчать. Военный должен быть, во всяком случае, притворятся полностью несчастным, ни в чем...

А. Лукашевич: То есть беспрекословно выполнять приказы? Быть...

Л. Лоусен: Да!

А. Лукашевич: Быть таким подхалимом, тогда у тебя все будет нормально, и ты дослужишься...

Л. Лоусен: Да, совершенно верно, вот в его возрасте люди уже становятся, как это на русском сказать, в общем, и полковниками и майорами и так далее. Вот, но ему это не суждено, потому что вот из-за такого вот характера, и поэтому ему быть военным было сложно с самого начала, подчиняться и вот отключить свой мозг, но у него до конца это и не получилось.

А. Лукашевич: Ты знаешь, и второй вопрос, связанный с военной темой, закроем ее уже скорей. Также Познер и Ургант и Брайан Кан из Монтаны, с которым они ездили по Америке приехали в город Норфулк штата Вирджиния; там находится самая большая в мире военно-морская база США, да и не только США, именно в мире самая большая база, да. И они пошли на ракетоносный крейсер, назывался он мыс Сент Джордж, и там он задал вопрос одному из мичманов. Вот вьетнамскую войну, он задает вопрос, рядом стоит лейтенант-девушка, которая, в принципе, контролировала все интервью, весь ход интервью. Она была не в кадре, но очень прислушивалась, она превратилась, как говорил Познер, писал, в одно большое ухо. И вот он задает вопрос: Вьетнамскую войну пытались оправдать, в кавычках, теорией домино, вот будто если не остановить красных, да, то есть русских, там тогда падут все страны, и потом постепенно что-то стало меняться, война стала не популярна, да, вот после вьетнамской войны, именно в ходе вьетнамской войны, население перестало поддерживать военных и, так скажем, все это было попросту зря наверное сделано. Вот он задавал такой вопрос мичману, их тут же прервали после этого. Им сказали, что такие вопросы нельзя задавать военным, политические вопросы они не обсуждают, хотя в принципе видно было по глазам, как также писал Познер, что человек думает совершенно по-другому, а не то что ему диктуют. После этого съемочную группу развернули и сказали, что интервью на этом закончено, хотя у них в плане было прописано, что они будут проходить крейсер и снимать на камеру, все должно быть в порядке. Вот когда они уже ехали в машине после этого случая, Познер поделился со своими коллегами по путешествию, он сказал, что, знаете, мне эта ситуация показалось, что веет немножко советским союзом от этого. Вот не ли у вас такого там в части? В базе?

Л. Лоусен: Именно чтобы не разрешали высказывать свое мнение?

А. Лукашевич: Да, именно, чтобы оградить военных от любого обсуждения политических вопросов?

Л. Лоусен: При мне таких ситуаций просто не было, но среди военных, сколько у нас было разных встреч, вечеринок и всяких пикников, никогда я не слышала, чтобы они обсуждали какие-то политические или экономические там ситуации в стране или в мире вообще. Вот возможно, что у них это не принято, возможно, что запрещено, муж мне никогда не говорил, что бы нельзя было высказываться, но вот...

А. Лукашевич: Тем более у него такой характер, я думаю, что он бы не подчинился просто этому требованию?

Л.Лоусен: Да, он бы, наверное, хотя бы намеками высказался бы.

А. Лукашевич: Это точно, хорошо, закрываем эту совершенно не женскую тему и переходим, я думаю, что этот подкаст будут слушать, много-много слушать девушек, и это все-таки будет. Переведем в такое женское русло наш разговор, потому что сейчас мы коснемся твоего хобби, тем, чем ты занимаешься, когда остаешься дома одна, когда провожаешь мужа. И, соответственно, я хочу поговорить о приготовлении вкуснейших блюд, потому что на картинках, которые у тебя размещены на твоей, в твоей группе в контакте они, я не знаю, пальчики оближешь. Расскажи, почему тебе пришла такая идея вести эту группу и как ты за год набрала такую популярность.

Л. Лоусен: Началось все совершенно спонтанно: я не собиралась становиться каким-то известным контактовским кулинаром, я просто начала выкладывать фотографии своих блюд. Конечно, они не сравнятся с тем, что я выкладываю сейчас, и мои знания были настолько мизерными, что я практически нечего не знала. Началось все с того, что мне хотелось все попробовать здесь, и я начала готовить, и начала готовить и из наших продуктов и из американских продуктов наши блюда, в общем, всякие комбинации. Вот, выкладывала в контакте, сначала все было на моей странице, а потом начало приходить много людей, и мне просто захотелось оградить их от моей частной жизни, поэтому я создала публичную страницу, там, где только по кулинарии, и там я , туда я переместила все рецепты что у меня были, и плюс еще сейчас вот это в течении года добавляю новые да и ...

А. Лукашевич: Давай, наверное, объявим, как называется твоя публичная страница чтоб можно было зайти и вступить и следить за твоими рецептами?

Л. Лоусен: Называется на английском Лена Лаусен...

А. Лукашевич: Вместе пишется?

Л. Лоусен: Раздельно. Мили он кук, как бы домашний повар...

А. Лукашевич: То есть, либо в поиске можно вбить Лена Лоусен, да Л E W S O N, правильно?

Л. Лоусен: LOWSON, да, оно сразу выдаст меня, мою личную страницу и мою публичную страницу.

А. Лукашевич: Расскажи вот, когда ты стала набирать такую популярность, стали ли тебе писать твои подписчики, не знаю, может быть... как-то общаться с тобой, какую-то обратную связь получала?

Л. Лоусен: Да, у меня есть там несколько тем, одна на тему кулинарии, где девочки в основном , девочки задают вопросы, которых их интересуют по кулинарии, вот, а другая тема болталка называется, там где люди спрашивают про мою жизнь в Америке, про какие-то наши семейные дела, ну вот, что-то такое, не касаемое кулинарии. Я специально создала эту тему, потому что, чтобы под рецептами не было разговоров на другие темы.

А. Лукашевич: Ты говорила также вне эфира, что пятьдесят процентов людей интересуются кулинарией, а пятьдесят процентов о том, как вообще переехать в США и не знаю выйти замуж за американца?

Л. Лоусен: Но, судя по комментариям, да, но я бы не сказала, что прям половина хочет выйти замуж за американца, но им интересно просто интересно как вот я переехала, вот эти все дела, кто-то да, кто-то спрашивает как выйти замуж, как это все происходит , кто-то в процессе уже находится — спрашивает, как мы через это все проходили, но в основном люди интересуются вот жизнью в Америке, им как бы интересно узнать об этом от очевидцев, скажем так...

А. Лукашевич: Скажи, вот так же известен факт, что американская кухня — она такая довольно таки, именно вот простая американская кухня, я сейчас говорю, она очень жирная, она очень такая калорийна, много булки много чипсов, много всяких картошек фри идет в качестве гарнира, все это конечно сказывается на фигуре. Вот ты как девушка, которая приехала из Украины, где кухня, на мой взгляд, просто потрясающая, украинская именно кухня, да? Вот как ты отреагировала, вообще понравилось ли тебе вот эта американская кухня, и как ты из тех продуктов, которыми пользуются американцы там, делают сендвичи гамбургеры, бургеры там, какие-то там салаты свои, как ты из этих ингредиентов делаешь то, что ты выкладываешь в своей группе вконтакте?

Л. Лоусен: Мое первое впечатление было положительным, мне понравилось как здесь готовят, и разница между нашими фастфудами и американскими очень разительна, также между ресторанами, вот здесь большие порции да, пища калорийная, но сейчас здесь идет повальное увлечение обезжиренными продуктами, низкокалорийными, диетическими и тому подобное, ты можешь практически любой продукт взять такой же, но низкокалорийный без сахара, с сахорозаменителями, без жира и прочее, вот, но на всяких застольях американцы да, они готовят или покупают уже готовую калорийную еду, вот это много мяса, они едят очень много говядины, вот, овощей, и такое все сытное да, но как я готовлю — я не стараюсь выбрать какую-то одну кухню, я готовлю по разным рецептам. Итальянская кухня, американская, наша украинская, русская, вот и стараюсь как бы познать новое и, используя американские продукты, в этих целях у меня очень даже неплохо получается, я считаю, здесь нет дефицита в продуктах...

А. Лукашевич: А у тебя есть какие-то твои такие потайные места, где ты находишь такие продукты, которые не совсем распространены в США?

Л. Лоусен: ну да, у нас есть русский магазин, есть могу посоветовать девочкам и мальчикам, которые приехали в Америку и скучают по гречке, например, вот, как известно американцы гречку не очень жалуют ...

А. Лукашевич: Они даже не знают что это такое.

Л. Лоусен: Да, большинство, наверное, все-таки и не знают, но если та которая продается — она зеленая, она не вкусная, а у нас она коричневая, и вот я хочу сказать, что за вот такими вот вещами — крупы, мука ржаная, то что американцы редко употребляют. Это можно все купить в магазинах здоровых продуктов, там где органика продается, вот Холл Фудс например называется. Это сеть американская, сеть вот таких вот магазинов, и их много, они разные, можно вот гречку тоже купить, пшеницу там, пшеничную крупу, пшенную — какую хочешь. Манка американская — она тоже другая , то есть я могу долго-долго-долго-долго об этом говорить...

А. Лукашевич: То есть это сеть какая-то, такая которая называется «Органик Фуд» ?

Л. Лоусен: " Холс Фудс" называется, но они разные бывают, это можно просто по интернету посмотреть, где продаётся в вашем районе органик ...

А. Лукашевич: Первое слово Холл это ...

Л. Лоусен: Это как целый.

А. Лукашевич: Целый, и теперь хотелось бы вот узнать, как так скажем, друзья твоего мужа, да, которые вот приходят к вам в гости, вообще реагируют на ту... вот на те блюда, которые ты готовишь?

Л. Лоусен: У нас редко бывают гости, но у мужа на работе не то, чтобы знакомы с моей едой, у нас хирург есть один, он тоже военный, он настолько объелся моих сладостей, что он даже не прошел тест на обмеривание. Их каждые три месяца обмеривают — ну вот там их объемы, талия, грудь и все такое прочее, и ты должен влезть в какие-то рамки, согласно твоего роста. Он в эти рамки не влез, ему пришлось месяц бегать, чтоб сбросить вес...

А. Лукашевич: Вот это да!...

Л. Лоусен: Да! Для хирурга это вообще трагедия, потому что они как бы высшая в общем такая каста можно сказать, они на физические тренировки по утрам не ходят, они идут сразу на работу в отличие от военных обычных рядовых, а ему пришлось в тот же месяц бегать, и он потом сказал, что вот до чего довело то, что Рейману муж приносит всякие там печеньки, тортики и прочее, но он сказал, что я лучше буду бегать, чем от вкусняшек... я не откажусь...

А. Лукашевич: А у тебя есть, кстати, твои любимые блюда, которые подают в ресторанах Колорадо спрингс, вот где ты проживаешь?

Л. Лоусен: Да-да-да-да!!

А. Лукашевич: Именно американские...

Л. лоусен: Вот в Америке, наверное, самые лучшие стейки, и мы нашли такое место, там где действительно хорошие стейки делают и, как мой муж сказал...

А. Лукашевич: Поделись, как называется место?

Л.Лоусен: Место называется, как же оно называется...

А. Лукашевич: Сходу не вспомнишь?...

Л. Лоусен: Да я не вспомню, ты знаешь, мы купили гриль, и я там давно не была. Я уже сама просто готовлю стейки, вот, но вот хочу сказать из американской кухни, что мне больше всего нравится это стейки...

А. Лукашевич: А какой прожарки тебе больше нравится?

Л. Лоусен: Медиум!

А. Лукашевич: Медиум, то есть, немножко с кровью?

Л. Лоусен: Да! Еще кстати вот что меня поразило, и я знаю, что вот многие люди, судя по моим подписчикам, да вот они считают, что в гамбургере обязательно должен быть помидор и салат. И я вот тоже с таким вот такой уверенностью приехала сюда, и насколько меня поразило разнообразие всяких гамбургеров, где помидоры и салат далеко не первые ингредиенты, которые обязательно должны присутствовать, вот, но то есть вот разнообразие вот этих гамбургеров поражает...

А. Лукашевич: И причем да, самое удивительное, что все это называется, бургерами и бургеры могут, уже быть и чизбургерами и гамбургерами...

Л.Лоусен: Да!

А. Лукашевич: И каким-то там, не знаю там лобстером со скелапс, со шримтами и тому подобное то есть каким-то си фудом, морской едой. Вот, кстати, по поводу морской еды: есть ли у вас распространены ли у вас вот в таких центральных, в вашем центральном штате морская еда, есть ли она, и насколько она дорогая по отношению к другим блюдам?

Л. Лоусен: Да, вот это вот наш конечно, наша слабая сторона в этом плане, у нас купить морепродукты можно, но они дорого стоят, и живых морепродуктов ты практически нигде не найдешь? То есть либо заморозка, либо уже разделанный лобстер, один только хвост, но а для настоящего лобстера нужен как известно живой, вот как это жестоко не звучит, вот, но и плюс рыба, рыба у нас вообще тут не популярна, у нас тут даже нет таких вот именно чисто рыбных фастфудных ресторанов, есть сеть ресторанов «Ред лабстер» наверное, знаешь, это по всей Америке, вот там...

А. Лукашевич: Нет, кстати, первый раз слышу, хороший ресторан?

Л. Лоусен: Хороший, да, очень хороший и вкусный, у них там хорошо действительно...

А. Лукашевич: Называется ред лобстерс?

Л. Лоусен: Ред лобстерс, да, называется, вот они специализируются по морепродуктам мы там бываем иногда, именно ради лобстера туда и приходим

А. Лукашевич: Ну что, теперь, наверное, хотелось бы узнать есть ли какое-то твое блюдо, может быть которое ты вот очень любишь готовить и удивлять гостей, вот имеется в виду из тех шедевров, которые можно увидеть в твоем паблике, есть ли какое-то твое любимое блюдо?

Л. Лоусен: Вот как бы странно это не было...

А. Лукашевич: Кроме стейков?...

Л. Лоусен: Американцы любят борщ. У меня муж обожает борщ, вот и мы готовили...

А. Лукашевич: Не зависим, оказывается это от национальности...

Л. Лоусен: Да-да! На самом деле им борщ нравится, есть блюда которые они даже пребывать не станут вот, но вот борщ?

А. Лукашевич: Типа свиных рулетов и жидкого сала?

Л. Лоусен: Рульки это еще более немецкое такое блюдо, если кто был в Германии, они к этому как бы нормально относятся, но вот допустим холодец, для них это вообще что-то страшное, и не дай Бог заставить кого-то это съесть...

А. Лукашевич: Но выглядит это действительно странно...

Л. Лоусен: Да, у меня муж даже не пробовал... или квас, например, он, боится, я ему говорю, да ты попробуй, он на пиво похоже, он — нет и все.

А. Лукашевич: Удивительно, окрошку делала ему уже?

Л. Лоусен: Окрошку, да, ты что делала, конечно, но он не стал пробовать, его даже только вид его пугает.

А. Лукашевич: Ну, понятно, ну что с этой кулинарной темой я перехожу, к предпоследней рубрике, Лена, пожалуйста, закрой глаза и представь три картинки, которые вот у тебя прямо сейчас всплывают когда ты думаешь о США или ну да, скорее всего если мы говорим о США, то какие три картинки у тебя всплывают в голове в самую первую очередь?

Л. Лоусен: В самую первую это, наверное, статуя свободы, вот, да с этим у меня Америка у меня именно Америка ассоциируется — со статуей свободы, второе это флаг американский, который ты можешь видеть везде в любом варианте, вот и третье это машины, машины...

А. Лукашевич: То есть их очень, много...

Л. Лоусен: Их очень, много и без машины ты здесь пропадешь, если ты не живешь в большом городе, вот, это как бы символ свободы для меня, вот, ну вот пожалуй так.

А. Лукашевич: хорошо, и завершающая рубрика это три сайта, которые ты посоветуешь слушателям подкаста «Многоэтажная Америка»

Л. Лоусен: Ну, кулинарный сайт мне нравится, называется Дипайнер вумен — это женщина ведет, как бы блок у нее есть передача на телевидении, у нее очень хорошие рецепты именно такие ковбойские, второй сайт это Эбоут ворлд — это там всякие приколы на английском языке, там можно посмеяться, вот, а третий мне нравится наш сайт, называется секондс стрит, там, где девочки выкладывают свои поделки и как переделать и старой вещи что—то в более современное, новое при помощи подручных средств...

А. Лукашевич: Ну как обещали с военной темы мы свернули прямо на девичьи темы, Лена я тебе хочу пожелать удачи, я хочу пожелать скорейшего перехода твоего мужа на гражданскую службу, ведение частной практике, также спасибо тебе за твое время которое ты уделила подкасту «Многоэтажная Америка» но а вам дорогие слушатели я хотел бы напомнить, что есть паблик официальная группа вконтакте «Многоэтажной Америки» vk.com\_america там самые последние новости и красивые картинка, интересные видео, приходите подписывайтесь, следите за новостями комментируйте, ставьте лайки. С вами был Александр Лукашевич и Лена Лоусен прямиком из Колорадо спринг штата Колорадо. Спасибо Лена и пока!

Л. Лоусен: Спасибо Саша, и спасибо за замечательный паблик который ты ведешь!

Ширина

Выпуск с Леной Лоусон, популярным блогером в сфере кулинарии, можно было бы назвать полностью женским, если бы не тот факт, что Лена — жена военного медика армии США. Именно поэтому мы будем обсуждать не только те изыски, которые готовит наша гостья, но и политические темы, жизнь семьи американского военного. Прямиком из Колорадо-Спрингс специально для слушателей «Многоэтажной Америки».

В подкасте:

— Удивительная история любви Лены: предложение за неделю знакомства!
— Каково это — быть женой военного медика?
— Немного политики: какие настроения витают в военной среде США.
— Как Лена стала вести свою кулинарную страничку Вконтакте, на которую уже подписаны почти 10 тысяч человек!

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Понравилось название про войну и обед, здорово придумали =))
    Сайты, которые я рекомендовала:
    http://www.ebaumsworld.com/ - американский сайт с приколами
    http://thepioneerwoman.com/ - кулинарный сайт
    http://secondstreet.ru/ - сайт о переделках одежды и много прочего, девочкам будет интересно
    7 сентября 2012

  • 0
    Классный эфир был
    8 сентября 2012