Один из лучших курортов США и всей планеты — Гавайи

-1
13 september 2011
12629 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А. Лукашевич: Привет, дорогие друзья, меня зовут Александр Лукашевич, и это следующий выпуск подкаста «Многоэтажная Америка». Вы знаете, в далеком 1935 году Илья Ильф и Евгений Петров путешествовали по Америке и познакомились в Нью-Йорке с одним неплохим человеком, который предложил им поехать на банановом пароходе до Кубы, чтобы посмотреть, как живут кубинцы, и как там прекрасно и замечательно, но в силу обстоятельств им не удалось этого сделать. Мистеру и миссис Адамс необходимо было попасть в Нью-Йорк как можно быстрее, так как их там ждала маленькая baby. 21-й век делает нашу жизнь намного легче, новые технологии, а также скайп позволил нам сегодня поговорить о Гавайях. Я думаю, что Илья Ильф и Евгений Петров были бы очень рады, попав на этот замечательный клочок земли, который принадлежит США, и является одним из лучших курортов этой страны. Я думаю, что они были бы счастливы, оказавшись там. Мы будем счастливы, благодаря тому, что мы можем пообщаться с Ильей Атласом, который проживает в Санкт-Петербурге, а в данный момент находится в Гонолулу, и готов с нами пообщаться. Итак, Илья, привет.

И. Атлас: Саша, привет.

А. Лукашевич: Ну, расскажи, во-первых, сколько у вас там времени, у нас около 11 часов вечера.

И. Атлас: 10 утра.

А. Лукашевич: Как тебе вообще просыпаться на Гавайях, какое это ощущение?

И. Атлас: Зависит от того, рабочий это день или не рабочий. Если не рабочий, то можно проснуться пораньше и пойти на серфинг, а можно остаться в кровати часов до 11:30, а иногда можно проснуться очень рано, часов в шесть, чтобы поехать в Chinatown и пофотографировать, когда Chinatown только просыпается, и выкладываются на прилавки все овощи и фрукты. Но чтобы туда успеть, нужно очень рано проснуться.

А. Лукашевич: А ты занимаешься серфингом?

И. Атлас: На Гавайях все занимаются серфингом.

А. Лукашевич: Я думаю, только ленивый будет заниматься серфингом?

И. Атлас: На Гавайях все ещё и ленивые.

А. Лукашевич: Получается, что вы лениво заползаете на серф и лениво спускаетесь с каждой волны?

И. Атлас: Нельзя спускаться лениво с каждой волны. Если ты не гребешь, то ты просто ее не ловишь. Ты ленишься именно пойти туда, но если ты пошел, то уже делаешь там всё необходимое.

А. Лукашевич: Расскажи о серфинге тогда. С чего это вообще началось у тебя? Как вообще на Гавайях заниматься серфингом? Большие ли там волны? Какие вообще особенности серф-культуры?

И. Атлас: Началось это 3 года назад, когда я по программе «Work and Travel» приезжал в Америку в Аризону и после этого в качестве travel part поехал на остров Мауи, второй по популярности на Гавайях, и подружка, которая жила там 3 месяца показала мне, как и что делать в серфинге. Понравилось мне очень, очень сильно, это, наверное, самый лучший спорт на свете. Катались тогда раза 3. После этого, вернувшись в Питер, зимой в феврале я смотрел фильм «Endless Summer 2», фильм полудокументальный, полухудожественный, про то, как пара американцев все деньги вложила в билеты и отправилась на поиски идеальной волны. Фильм очень впечатлил меня, после чего я решил заняться серфингом, стал усердно работать и летом поехал на Бали, а этим летом я поехал на Гавайи, так как тут серфинг ещё лучше.

А. Лукашевич: Илья, а расскажи немножко о Гавайях. Как они достались США? Много ли там иностранцев, не граждан США? Какой контингент присутствует на островах?

И. Атлас: Достался остров посредством господина Кука, который сначала подружился с местными жителями, после чего рассорился и был ими зверски убит. Говорят, его сердце было съедено королем Камехамехой, самым известным и почитаемым королем на Гавайях. На счет контингента все очень смешанно, но больше всего здесь азиатов: японцев, корейцев примерно 55%, по крайней мере, в Гонолулу. Гонолулу — это основная численность всех Гавайских островов. Здесь очень много туристов, в основном японцев — 60%, оставшихся 30% американцев из других штатов, и оставшихся 10% — всех остальных. Японцев просто катастрофически много на Вайкики, они все друг на друга похожи, особенно для нашего европейского глаза, больше про японцев ничего говорить не буду.

А. Лукашевич: Получается, что один из лучших курортов США посещают преимущественно японцы. Я думаю, что японец, который в 1941 году бомбил Гонолулу, может без проблем показать те места, где он пролетал на своих самолетах.

И. Атлас: Не вижу противоречия на счет бомбежки и того, что их тут так много. Гавайи находятся ровно посередине между Японией и США. В Японии курорта особого нету, а у американцев, живущих на материке, есть ещё Флорида, Каролина и другие места, где тоже есть океан и пляжи, Гавайи приятнее, не сомневаюсь.

А. Лукашевич: Насколько я помню, ты работал и жил в Техасе. Там были какие-нибудь курорты?

И. Атлас: Нет, я жил в Аризоне. Ближайший курорт был Гранд Каньон, который считается курортом, потому что он является национальным парком. Он вдали от городов, 80 миль ближайший город, а курортов в плане океана не было по близости, ближе всего была Калифорния. Я не любитель пляжного отдыха, для меня океан — это серфинг.

А. Лукашевич: Илья, а можешь ли ты сравнить как-то бытность Гонолулу и бытность Аризоны?

И. Атлас: В Аризоне я жил в деревне с населением 2000 человек, Гранд Каньон — это очень маленькое место. Гонолулу — это город, он всего 400 тысяч человек, он большой по площади, тут очень много разных районов, сильно отличающихся друг от друга. Гранд Каньон — это крохотная деревня, в которой из достопримечательностей только огромная яма, красивая очень, в которую можно спускаться. Около 600 студентов со всего мира приезжают туда на лето и другие сезоны поработать. Так что, общее только то, что национальная структура и тут и там не типичная для США, европейцев мало. В Гранд Каньоне это индейцы Новахо, а в Гонолулу это азиаты и немного гавайцев. О других городах Аризоны я судить не могу, так как был там незначительное время.

А. Лукашевич: До эфира ты рассказывал, что многие из местного населения недовольны, расскажи подробнее.

И. Атлас: Я бы сказал, они недружелюбные, хмурые. Видишь в чем дело, я не могу говорить так, как все на Гавайях. В Гонолулу очень много туристов, и возможно они сделали гавайцев недружелюбными. Я был на соседнем острове недавно, и там люди другие. Они более расслабленные, доброжелательно настроенные, улыбчивые, а здесь очень много хмурых людей, очень много бездомных, потому что штат для них очень подходит, можно спать на улице, и будет тепло и комфортно. Поэтому бомжики США смогли перебраться сюда, и концентрация их тут чудовищна.

А. Лукашевич: Что, кроме серфинга ещё знаменито на Гавайях?

И. Атлас: Если быть откровенным, это марихуана, тут курят все. Ты идешь по улице и чувствуешь этот запах, ты лежишь в комнате и чувствуешь этот запах.

А. Лукашевич: Это, наверное, та атмосфера расслабленности и отдыха, которая царит на Гавайях?

И. Атлас: Мне кажется, для отдыха необязательно что-то в себя пихать.

А. Лукашевич: Когда я был в штате Мэн, у меня сложилось впечатления, что все молодые люди покуривают травку.

И. Атлас: Тут не только молодые люди, тут все покуривают. Пенсионерам это свойственно не в меньшей степени.

А. Лукашевич: Расслабленный характер носит жизнь на Гонолулу. Что ты можешь рассказать о приезжих людях, дружишь ли ты с ними? Возможно, с кем-то познакомился, с японцами, с местным населением? Что ты можешь рассказать о них?

И. Атлас: Японцы в частности — это местное население. Многие сюда перебрались, мы ездили, смотрели местное кладбище, там преимущественно могилы японцев. На улицах тоже их встречаешь много, но общаться с ними тяжело. Менталитет другой, культура общения разная. Я работаю в ресторане, где практически все японцы, и мне этого хватает, чтобы понять какие мы разные и несовместимые. Я встречал однажды во Флоренции японку, с которой мы проговорили около 5ти часов, и мне с ней было легко и приятно, но могу сказать, что она была не типичной японкой.

А. Лукашевич: А можешь ли рассказать что-то о других видах отдыха?

И. Атлас: Ночная жизнь тут не очень преимущественная, я был тут в популярных клубах, и это позор. Город безнадежно отстал от Европы в плане моды, в плане вечеринок. Все люди одеваются совершенно одинаково, сумасбродные дресс-коды, все люди должны приходить в черных туфлях. Музыка однообразная, играет такая же, как на местной радиостанции, однообразное регги репертуар — песен 15, либо тяжелый бит хип-хоп, слушать это невозможно, плясать под это неинтересно. Девушки традиционно в коротких юбках и на высоких каблуках вне зависимости от их фигуры. Клубы на Вайкики на фоне Питерской клубной жизни —это тоска. Есть и исключения, но чтобы добраться до этих исключений, нужно иметь осведомленных друзей. Мне повезло найти такого знакомого, и меня привели в очень самобытный клуб с флуоресцентным освещением, со странным воздухом как в Лас-Вегасе, с крохотными диванчиками по закоулкам. Это вызвало у меня в голове представление о клубах в Лондоне в 90-х годах. Эти переделанные апартаменты находятся в совершенно непредсказуемом для клуба районе, где только автосервисы. У него нет вывески, и прийти туда ты можешь только по знакомству. Люди совершенно ничего общего не имеют с ужасающей массой на Вайкики, все индивидуально интересные, самобытные, и там мне очень понравилось, но это единственный клуб, где мне понравилось.

А. Лукашевич: К какому направлению музыки можно отнести этот клуб?

И. Атлас: Они стараются себя от этой дифференциации ограничить.

А. Лукашевич: Ты описал, как выглядит этот клуб, и мне на ум сразу приходит хипстерская культура.

И. Атлас: Нет, нет, хипстерская культура в Гонолулу минимальная, особенно после Петербурга.

А. Лукашевич: Что ты можешь рассказать о кухне?

И. Атлас: Кухня — это, наверное, третье после серфинга и марихуаны, что ассоциируется с Гавайями. Гавайцы едят много, они говорят о еде все время, у них очень большое разнообразие в еде. Они даже песни еде просвещают. Я стараюсь есть у себя дома, потому что, когда ем вне дома, всегда объедаюсь, так как порции у них очень большие. Есть очень много возможностей есть прямо на улице, потому что на деревьях повсеместно висят фрукты. Возвращаясь с работы, я проезжаю мимо мангового дерева, и под ним всегда лежит свежее манго. Если ты знаешь какие-нибудь районы, то можешь поехать сорвать разноцветные помело, груши, star fruit, и все это произрастает на улице. Необходимо смотреть на деревья, когда проезжаешь мимо. Они позиционируют себя как рай, но Гонолулу — это никак не рай.

А. Лукашевич: Что тебе показалось раем? Может, ты где-то рядом видел что-то более похожее на рай?

И. Атлас: Нет, я никогда не стремился к раю, и направлять туда я тоже никого не намерен.

А. Лукашевич: Ну как же, ты же написал во Vkontakte, что тебе понравилась недавняя поездка.

И. Атлас: Да, но рай — это расслабленность и безмятежность, а мне нравится экшн. Там был экшн, огромное количество автостопа, люди охотно останавливаются, чтобы тебя подвести. Мы ездили в багажнике грузовика вшестером, мы ездили в автобусе фольксвагене, вшестером, ездили в огромном количестве седаном, ездили с туристами, ездили с местными. Встречали очень много русских, о чем понимали только после минут 15 общения, и не могли этого понять даже по акценту. Это было совершенно другое место, не имеющее ничего общего с Гонолулу, это другой остров. Он меньше, там население всего 60 тысяч человек. Там очень красивая природа, огромное количество водопадов, громадные пляжи с чудесными закатами, шикарные трейлы для байкинга, закрытые пляжи, где люди живут отдельно от всего мира, это совсем не регламентировано соединенными штатами.

А. Лукашевич: Слушай, Илья, а какие ещё достопримечательности тебе понравились на Гавайях?

И. Атлас: Я не большой любитель достопримечательностей. В Гонолулу достопримечательности, на фоне того, что есть в Петербурге, выглядят очень блекло. На Гавайях нужно радоваться природе и с ней взаимодействовать.

А. Лукашевич: Вот у нас в штате Мэн, где я работал в Бар Харборе, были суда whale watching, на которых можно было отправиться в открытое море посмотреть на китов. Что-то подобное есть на Гавайях, возможно поездки в открытое море, на рыбалку, или просмотры каких-то животных?

И. Атлас: Рыбалка очень популярна на Big island, там я не был, и я, если честно, ее не очень люблю. Читал я у Хантера Томоса книжку «Проклятье», там он описывает рыбалку ужасающее, скорее как ад, нежели как рай. Есть просмотр дельфинов, есть океанариум, есть множество закрытых бухточек для плаванья с трубкой и маской и рассматривания рыбок, но на фоне красного моря это блекло. Мне понравилось здесь встречать черепах, черепахи здесь плавают на всех пляжах, их не то, чтобы очень много, но если удача Вам улыбнется, то вы их встретите. Я встречал их на 3-х пляжах. Они не очень большие, около 80см.

А. Лукашевич: Расскажи по поводу отдыха в плане серфинга, во сколько обойдется прокат, обучение?

И. Атлас: Мне пока что это не стоило ничего, потому что моя хорошая подруга Карина нашла мне доску, доска софтинка. Она самая простая, легкая и безопасная, мне очень нравится, потому что я не могу никого ею поранить. Так что катаюсь я на ней совершенно расслабленно. Если смотреть на нее с точки зрения хоть как-то натренированного серфера, это нездорово. Если вы хотите потратить на это деньги, вы можете пойти в сёрф-школу, если честно я не знаю, сколько это стоит, но могу предположить что должно быть около 40$ за занятие в группе из 10 человек. Если у вас есть знакомый, который хоть чуть-чуть катается, он вам поможет, и серф-школа вам не нужна, потому что сёрфинг — это просто. Там есть основные правила, которые очень логичны и ясны любому человеку, который попробует порассуждать. Нужно внимательно смотреть на волны, чтобы понимать, где нужно находиться, чтобы волна тебя поймала с наименьшим твоим усилием. Доску снять можно за 10$/час, но если у вас есть удостоверение жителя Гавайев, то можно поторговаться и скинуть немного цену.

А. Лукашевич: Если купить себе серф, сколько он будет стоить, если самый простой?

И. Атлас: Я не думаю, что есть смысл покупать самый простой серф, его можно купить от 70-80 $. Хорошая доска будет стоить 250-300 $, но проще будет брать в аренду. Допустим, вы приходите к океану и видите, что волны небольшие, а у вас маленькая доска и вам будет уже не покататься, а в аренду вы всегда сможете взять подходящую доску.

А. Лукашевич: Я думаю, что мы затронули практически все стороны жизни Гонолулу, и наши слушатели получили полезную информацию от тебя Илья, я хочу сказать тебе огромное спасибо, удачи на волнах и лови волну. Увидимся в Санкт-Петербурге.

И. Атлас: Увидимся, увидимся. Пока-пока.

А. Лукашевич: Спасибо. Пока.

Width

В далёком 35-ом году ХХ века, Илья Ильф и Евгений Петров познакомились в Нью-Йорке с одним человеком, который предложил им совершить путешествие на банановом пароходе до Кубы. Но, к сожалению, им не удалось посетить это замечательное место.
В сегодняшней действительности перемещения по свету стали более доступны, а также на помощь пришли новые технологии, например, скайп, что дает нам возможность поговорить с нашим гостем о прекрасном уголке США и одном из лучших курортов — о Гаваях.
В студии Илья Атлас, житель Санкт-Петербурга. Но на данный момент Илья находится в Гонолулу.

В подкасте:
— Серфинг — самый лучший спорт на свете.
— О том, как Гавайи стали частью США.
— Недружелюбные местные жители Гонолулу.
— Гавайцы с детства курят марихуану?
— Позор клубам Вайкики!
— Сколько стоит стать серфингистом?
— О щедрой и вкусной кухне на Гаваях.

Выпуск сделан аудиожурналом PodFM.ru

Episodes

Comments