Baylor University

0
23 march 2012
10109 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А. Лукашевич: Привет, дорогие друзья! С вами я, Александр Лукашевич и выпуск подкаста «Многоэтажная Америка». Сегодня выпуск необычен тем, что у меня гость находится прямо передо мной и готов поделиться с нами своими ощущениями от посещения Соединенных Штатов Америки, Северной Америки, конкретно от обучения в этой стране. В 2010 году мой гость учился в университете Baylor. Приветствуем сегодня Ивана Дидуса в студии Podster. Ваня, привет!

И. Дидус: Привет, Саша. Спасибо, что пригласил, мне очень приятно. Добрый вечер, все радиослушатели.

А. Лукашевич: Сегодня будет еще один сюрприз для слушателей Многоэтажной Америки. У нас появилась новая рубрика «Вопросы от слушателей». Вы можете следить за новостями подкаста в официальной группе во ВКонтакте vk.com/m_amerika, следить за анонсами выпусков и задавать вопросы гостям. Один слушатель уже задал вопрос, и я думаю, что мы позже его озвучим. Немного информации об Иване. Ивану сейчас 24 года, он окончил Воронежский Государственный Университет, экономический факультет по специальности «Экономика управления предприятием». Я думаю, что стоит передать слово Ивану. Расскажи о том, как ты попал в Университет Baylor.

И. Дидус: Как известно, многие российские университеты пытаются найти какие-то контакты с зарубежными институтами и университетами в Европе и Америке. Наш не стал исключением. У нас есть порядка 8 программ, но только одна программа полностью бюджетная, и туда достаточно тяжело попасть. Волей случая и собственными усилиями получилось так, что летом 2010 года мне представилась возможность поехать туда учиться на тот список курсов, который я сам себе выберу.

А. Лукашевич: Конкурс был большой?

И. Дидус: Да, достаточно большой. Порядка 200 человек со всего университета на место.

А. Лукашевич: Общаемся со счастливчиком, которому представилась эта возможность. Расскажи, как ты отправился туда. Это была твоя первая поездка в США? Какие ощущения были от этой страны?

И. Дидус: Это была моя не первая поездка. Как и любой студент, я ездил туда по программе «Work and travel» 2 раза. Я уже тогда сдал TOEFL, поэтому английский у меня был на достаточно неплохом уровне. Я поехал туда с открытым сердцем, потому что у меня были друзья во Флориде, которых я посетил. Я был безумно рад снова их увидеть и порыбачить в Мексиканском заливе. Потом я перепрыгнул в Техас, где и находится Baylor. Единственные затраты, которые я покрывал — это перелеты, всё остальное оплачивала принимающая сторона.

А. Лукашевич: Отлично. Раз ты до этого посещал Соединенные Штаты, может, ты расскажешь о своем первом впечатлении от страны?

И. Дидус: Такое не забывается! Это было Майами, первый аэропорт. Было ощущение, что ты не разговариваешь на английском, что ты попал на Луну. Когда ты видишь, что все вокруг латиноамериканцы, ты понимаешь, что ты еще ничего, что ты можешь на английском разговаривать. Впечатление было достаточно забавным, потому что мы туда приехали без уведомления принимающей стороны. Мы принципиально не брали такси, мы думали, что мы сами доберемся до нужного места. Мы туда добирались порядка 8 часов, поменяв 5 автобусов. Все американцы помогали нам, полицейские помогали. Потом мы шли вдоль трассы, и женщина остановилась и спросила: «Что с вами случилось?». Мы сказали, что ничего с нами не случилось, на что она сказала, что что-то случилось, потому что нормальные люди так не ходят. Она потратила 2 часа на то, чтобы довезти нас куда-то. Впечатления были масштабными.

А. Лукашевич: Да, яркие, раз ты даже по прошествии такого времени, их не забыл.

И. Дидус: Да. Мы долгое время вспоминали эту историю, и нас называли сумасшедшими русскими. Нас спрашивали: «Вы реально сами добрались?». Мы говорили, что да, и нам говорили, что мы сумасшедшие.

А. Лукашевич: Я точно также в 2007 году, когда поехал по программе «Work and Travel» в Мэн, добирался на своих двоих до мола. Я столкнулся с тем, что там нет дорожек для пешеходов. Я шел по газону, на меня люди, проезжающие на машине, смотрели как на какого-то сумасшедшего.

И. Дидус: Как дороги переходить?

А. Лукашевич: Тоже невозможно. Нужно пройти много километров до крупного перекрестка, чтобы там перейти дорогу легально. Хорошо. Возвращаемся к обучению. Ты прилетел в Техас?

И. Дидус: Я остановился во Флориде, пожил там какое-то время. Приземлился я в Далласе и добрался автобусом до Waco.

А. Лукашевич: Это город, в котором находится университет?

И. Дидус: Да, это небольшой городок, достаточно провинциальный, в котором находится университет вместе с кампусом. Кампус — это территория университета со всеми зданиями, общежитиями и так далее, то есть город в городе.

А. Лукашевич: Как тебя приняли?

И. Дидус: Приняли достаточно хорошо, поскольку я был частью группы иностранных студентов. Там был человек, который за нас отвечал, нам достаточно быстро оформили все документы, поселили, причем у меня был выбор. Проблем не было.

А. Лукашевич: У тебя с английским не было никаких проблем? Ты мог спокойно изъясняться?

И. Дидус: Вначале я говорил на базовом языке, я мог объяснить, что я хочу. Когда начались лекции, первый месяц я всё знал, и я поднимал руку, потому что амбиции говорили, что надо показать, что русские могут всё знать. Я вставал и минут 5 вымучивал из себя правильный ответ.

А. Лукашевич: Правильно. Дорогу осилит идущий. Что за университет? Что ты можешь рассказать об этом университете, если его сравнивать с другими университетами Соединенных Штатов?

И. Дидус: Это частный университет, это не общественный университет. Он спонсируется Баптисткой церковью, и там изучается Церковь, как наука. Это не основное направление, и в целом это классический университет. В нем очень сильная медицинская школа, одна из ТОП-10 в США, очень сильная юридическая школа, экономическая школа представлена Hankamer School of Business. Сам университет относительно больших общественных университетов не такой большой, общая численность всего учащегося населения порядка 15 тысяч. Есть свои здания в собственности, они ничего не арендуют, у них много территории. Есть свои стадионы, футбольная команда и миллиард других команд. В футболе они не так успешны, а в баскетболе и теннисе они довольно успешны на уровне страны. Если говорить о градации, то я бы сказал, что этот университет входит в ТОП-50. По ряду направлений, например, по бухгалтерскому учету и предпринимательству, это ТОП-10.

А. Лукашевич: Сколько примерно стоит обучение для международного студента в данном университете?

И. Дидус: Если говорить о том, что я видел по документам, то стоимость складывалась из платы за само обучение (20 тысяч долларов за один семестр). Также принимающая сторона оплачивала мне проживание, питание и платежи, сторонние от обучения. Если ты хочешь посещать зал на регулярной основе, то ты платишь определенную сумму. Суммарно получается около 30-35 тысяч за семестр.

А. Лукашевич: Очень интересно. С чего начинается учеба в университете Baylor? Наверняка, это отличается от начала обучения в Воронежском Государственном Университете. Летняя практика, первые лекции, все много пишут, и все ходят, к середине перестают ходить. Как началось это в Baylor?

И. Дидус: Началось всё достаточно интенсивно, потому что мы приехали с небольшим опозданием, когда половина курсов была разобрана. Если говорить о российском образовании, то это как взлетная полоса. Ты приходишь на первом курсе и взлетаешь на пятом. У тебя нет возможности убежать вправо или влево, только вперед по коридору. Там это поле, где есть определенные правила. Ты можешь сам выбирать специальность, можно получить две специальности (major и minor). Major — это основная специальность, minor — это малая специальность. Под специальностью подразумевается определенный набор курсов, который ты за 4 года должен пройти. Ты можешь проучиться 3 года и получить основную специальность, но ты будешь брать только фокусные предметы. Начало обучения — это список курсов, который ты берешь. Ты смотришь, сколько ты сможешь осилить. Для американцев там был определенный пакет базовых курсов, в него входили фундаментальные науки, которые изучаются на первом курсе. Я и другие иностранные студенты имели право сами выбирать курсы. При подготовке я достаточно много времени потратил на то, чтобы выбрать курсы. У нас была возможность на одни и те же курсы получить разных преподавателей. Ты смотришь резюме преподавателя, отзывы на него и делаешь свой выбор. Учеба началась с быстрого расселения, посмотрели, где находится еда и спортзал, и прыгнули в обучение. Первые лекции начались буквально через 3 дня. Формат лекций очень не похож на наши лекции. Большая часть курсов на старших курсах идет в формате семинаров, то есть тебе дается определенный курс знаний, который ты должен прочитать до того, как прийти на семинар. На половине семинара тебе рассказывают какую-то новую тему, причем рассказывают так, что ты тоже принимаешь участие в рассказе. Вторая часть посвящается закреплению предыдущей темы практикой. Лекционных занятий достаточно мало, и они проводятся по базовым предметам, а я брал в основном специализированные курсы.

А. Лукашевич: Получается, что система образования полностью отличается от нашей, и нет такого, что идет большое количество начитки лекций, потом проводятся какие-то коллоквиумы?

И. Дидус: Да. Там система оценки полностью отличается от российской. Она стимулирует к обучению. У нас ты можешь всё время не ходить, прийти на экзамен, списать или выучить, и получить 5. Там так не получается. Например, берем какой-то курс. За курс набирается, например, 1000 баллов. Это пятерка. Эти 1000 баллов разбиваются следующим образом: 250 баллов ты можешь набрать за последний тест, на протяжении всего семестра есть 2 теста, которые дают по 100 баллов, остальные баллы складываются из твоего посещения и каждодневной работы. Часто проходят небольшие тесты, эссе на различные темы, бизнес-игры. У меня была специфика бизнеса, маркетинга и продаж, поэтому было много ролевых игр, презентаций. Баллы начислялись за эссе, написанные после общения с каким-то региональным директором по продажам. Они нам сами предоставляли контакты, мы их находили, общались, делали выводы и всё это выдавали. В общем, оценивается каждый день.

А. Лукашевич: Очень интересно. Татьяна Трепалина в выпуске про Сан-Франциско и университеты Беркли рассказывала то, что у них в течение семестра есть 2 multiple choice, которые оценивают твои знания. Они проходят в середине обучения и в конце. У вас было по-другому, у вас была 1000-бальная система.

И. Дидус: В целом, берется 1000 баллов. В конце есть итоговый тест, посередине проходят 1 или 2 теста в зависимости от курса и преподавателя, но это не multiple choice-тесты. Multiple choice — это когда ты просто выбираешь из вариантов ответ. Это достаточно сильно ограничивает твои знания. В общем, сам знаешь, ЕГЭ сдавал. В моих тестах было разделение на 3 этапа. Первый этап — это multiple choice, второй этап — запиши сам, третий — эссе на какую-то тему.

А. Лукашевич: Эссе у них тоже было. Наверняка в Беркли и Baylor похожие системы. Еще интересно было бы узнать, как проходит общение с преподавателем. Во многих подкастах гости рассказывали, что преподаватели максимально открыты к студентам, у них есть электронная почта, Скайп, и студенты могут в любой момент позвонить им по интересующему их вопросу и узнать что-то, они всегда помогут, будут участвовать в вашем обучении. Насколько у вас это было развито?

И. Дидус: Ты сейчас сказал абсолютно верные слова. Основное отличие университета в США в том, что это организация, фирма, нацеленная на эффективность работы в отличие от русских заведений. Эффективность проявляется в том, что преподаватели — это те же работники компаний. Студенты — это их входной продукт. Они обязаны делать всё, чтобы выходящий продукт был наивысшего качества. Чем выше продукт, тем выше рэнкинг, и их зарплата выше. Все это понимают. Профессора общаются открыто. У них есть 3 часа каждый день, которые они посвящают общению со студентами. Можно пообщаться на любую тему. Если что-то не получается, он будет с тобой дополнительно заниматься. Он настолько вовлечен и вовлекает тебя, что у тебя нет шансов, у тебя не хватит совести, чтобы сказать, что ты не будешь учиться. В России обычно из-под палки всё это делают.

А. Лукашевич: Я так понимаю, двоечников вообще не существует в крупных университетах США?

И. Дидус: Конечно, существуют.

А. Лукашевич: Что это за люди?

И. Дидус: У меня был один интересный пример. Человек учился в бизнес-школе, звали его Джек. У нас была групповая работа, и он сказал: «Как же мне всё это надоело! Я окончу университет и буду работать пожарным». Я ему сказал, что он сошел с ума, что за него столько денег отвалили родители. Он мне сказал, что это они хотят, а он учится шатко, валко и закончит для них, а потом пойдет пожарным. Такие люди тоже бывают.

А. Лукашевич: Как разрекламирована работа пожарного, полицейского в США, что люди хотят работать. Это супергерои практически.

И. Дидус: Они умеют продавать всё. Я учился продажам. Американцы — лучшие продажники. Также они продают и профессии, создают правильные образы. У меня был один знакомый, который работал пожарным 2 через 2. У них был прекрасный загородный дом на большом озере с белым песком, с катерами, яхтами. Чувствовалось, что человек хорошо живет.

А. Лукашевич: Заметьте, что ни о каких взятках и речи идти не может, потому что там даже если тебя остановит полицейский на дороге, потому что ты не пристегнулся, а ты ему предложишь 100 долларов за то, чтобы он тебя отпустил, тебя тут же заберут в полицию.

И. Дидус: Да, это действительно так, потому что рисковать тем, что они имеют, ради какого-то единоразового заработка — это глупо. Тем более, менталитет в Америке такой, что они больше ориентированы не на то, чтобы заработать здесь и сейчас и свалить, а на долгосрочную перспективу. У них также развита ипотека, потому что они понимают, что они могут взять кредит на 20 лет, потому что будущее есть.

А. Лукашевич: Интересно. Расскажи о студентах. Какой возраст, какой срез? Могут ли там учиться люди, которым за 25-30 лет?

И. Дидус: Студенты очень разные. У них даже есть фокус, чтобы стипендии, которые может предоставлять университет, предоставлялись тем людям, которым реально не хватает. Например, они возьмут человека из Новой Зеландии, потому что им нужно поддерживать разнообразие в университете. Они понимают, что разная культура привнесет разные элементы в обучение, университет, коммьюнити, и они очень этим дорожат. У нас было порядка 50 иностранных студентов, которые приехали по программе обмена, и около 50-70% людей, учащихся там — не коренные американцы. Возрастной ценз — от 19 до бесконечности. Я видел людей, которые проводили свои исследования, им около 28-30 лет. Например, если ты захотел на пятом курсе изучать испанский, не вопрос, подписывайся на этот курс и изучай его. Если ты хочешь на пятом курсе играть в теннис, ты приходишь и играешь. Это не как у нас, когда на пятом курсе ты не можешь сделать шаг назад и начать что-то учить.

А. Лукашевич: Евгений Борисевич, рассказывая про обучение в Harvard’s School, говорил, что ты можешь совершенно спокойно получить бакалавра, проучившись 4 года по специальности «Биолог», и после этих 4 лет у тебя может что-то перемкнуть, и ты решишь быть математиком или IT-ником ты можешь получать магистра по той специальности, которую ты хочешь. С этим там просто.

И. Дидус: Да. У меня есть очень яркий пример человека, который за 4 года получил бакалавриат медицинской школы, а потом пошел на MBA. У него есть уклон, у него Medical MBA, но всё равно это бизнес-обучение, классический MBA.

А. Лукашевич: Насколько тебе пригодились знания, которые ты получил в Воронежском Государственном университете на экономическом факультете, в университете в Америке?

И. Дидус: Знания помогли с точки зрения наличия понятийного аппарата, понимания работы бизнес-процессов. Я всегда знал ответ, вначале мне было тяжело его изъяснять, потом проще. Воронежский Государственный университет довольно много мне дал. Помимо основной учебы я брал много общественной жизни, курсы организовывал. Если вести социально-активную политику жизни, то эти навыки пригождаются. Знаний у меня было вполне достаточно, чтобы идти в ранках № 1 и 2 по курсам. В курсе есть ранжированная система студентов. Я был первым или вторым, но я тратил очень много времени на учебу, потому что приходилось очень много читать. У меня был задор, мне хотелось всем доказать, что я тоже могу учиться на пятерки, особо не зная английского. Это, конечно, сильно заряжало.

А. Лукашевич: При желании можно хорошо выучиться и в России, если прикладывать определенные усилия, а не чтобы тебя не из-под палки заставляли учиться? Можно получить то же самое и здесь или нет?

И. Дидус: Конечно, можно, но вопрос в том, кто это будет ценить. В ТОП-300 университетов мира входят 2 наших университета — МГУ и Высшая школа экономики. Это говорит о том, что, к сожалению, наш диплом не может нам давать возможности интернационально перемещаться и получать конкурентную работу в сравнении с американскими студентами. Мы замкнуты здесь, и здесь вполне можно пробиться с теми знаниями, которые у тебя есть.

А. Лукашевич: С теми знаниями, которые ты получил в России, можешь ли ты пробиться на Западе?

И. Дидус: Честно говоря, я не пробовал. Наверное, можно, но в определенных сферах. Если мы говорим о математике, физике, с тем, что связано с наукой, то да. Если мы говорим о российской школе экономики в направлении управления фондовыми биржами, то да. Люди уезжают работать в Лондон, но что касается бизнеса, то у нас нет такого образования, которое будет конкурентно способным. Я думаю, подтвердить твой диплом там достаточно тяжело.

А. Лукашевич: Резюмируя о твоем обучении, чему ты научился за полгода, которые находился в университете Baylor?

И. Дидус: Я приобрел достаточно много прикладных знаний в сфере стратегического менеджмента, маркетинга, продаж. Ты вышел, и ты можешь их применять. Тебя не учат тому, что в этом направлении есть ряд методик, тебя учат двум методикам, которые ты можешь применять здесь и сейчас. Также я приобрел значительный интернациональный опыт общения с разными культурами. Я научился технике убеждения без экспертной позиции. В своем университете я могу сказать, что это так, потому что я знаю, что это так. Там так нельзя было сказать, поэтому приходилось все эти барьеры переламывать. Также английский, друзья, знакомые. В Штатах говорят, что вы приходите в университет, чтобы получить знания и знакомых.

А. Лукашевич: Перед тем, как готовиться к этому разговору, я читал комментарии Ларисы, которая была у меня в подкасте про Вашингтон. Она рассказывала про дистанционное обучение в Гарварде. У них в комментариях была перепалка с одним из слушателей, они обсуждали, что лучше — учиться онлайн безо всяких преподавателей или наставников или быть в университетской среде. Она говорила про термин «Network», то есть сеть знакомств. Ты находишься в академической среде, где все варятся в этой каше, и когда ты окончишь тот или иной университет, у тебя будут свои знакомые, и ты будешь состоять в этом сообществе.

И. Дидус: Тем более что в Америке университеты очень чтут и заботятся о группе людей, которая выпустилась. Многие люди потом финансируются, становятся директорами и жертвуют деньги в пользу университетов, и они очень этим гордятся. Я согласен, что надо вариться там. Я в Вашингтоне как-то встретил немца, который учился в Гарварде, и он говорил, что там все не со звездой во лбу, там все разные способные ребята. 50% пользы Гарварда заключается в том, что ты выпускаешься и понимаешь, что через лет 5-10 твои знакомые — директора крупных компаний или владельцы своего бизнеса.

А. Лукашевич: Возьмем какого-то виртуального студента, который отправился в университет Baylor как международный студент. Насколько ему будет трудно получить грант на обучение или стипендию?

И. Дидус: Всё зависит от его желания и способностей, но что значит получить стипендию. Там бесконечное количество предложений. Ты просто должен показать себя и продать себя. Чтобы грамотно продать себя, ты должен сдать Gmat — большой тест на логику, математику. У меня есть знакомый в России, который из 800 возможных баллов получил 750. В Стэнфорде средний балл 715. Этот парень думает поехать поучиться в Стэнфорд бесплатно. Второй момент — это подтверждение знания языка. Третий момент — продажа себя через эссе. Если ты напишешь качественное грамотное эссе, если ты будешь разносторонним человеком, тебя возьмут в университет. У меня есть друзья, которые раньше играли в Национальной сборной Чехословакии по теннису. Им дали возможность обучаться, потому что им нужны спортсмены. Также есть люди, которые раньше занимались танцами, и им дали возможность, потому что они не такие, как все, они тоже выбиваются, у них есть своя специфика. Если ты сможешь это продать, то там большое количество предложений, в отличие от Европы, и это предложения оплаты обучения с первого года. В Европе в основном ты поступаешь, а потом возможна оплата.

А. Лукашевич: Получается, что университет заботится о своей репутации с разных сторон. Это может быть спортивная репутация, репутация обучения, репутация того, что он принимает людей из разных стран.

И. Дидус: Конечно. Америка дышит соревновательным духом. Ты соревнуешься, живя с соседями, также и в университетах. Они соревнуются друг с другом. Очень много градаций, градации включают в себя наличие футбольной команды, качество ее выступления, наличие зала, занятий, приглашенные преподаватели и так далее.

А. Лукашевич: Предлагаю вернуться к рубрике вопросов от слушателей. Сегодня один из слушателей увидел анонс нашей беседы. Мизаил Ширханов в Твиттере задал такой вопрос: «Из других университетов Владимира можно ли как-то попасть в Америку? Например, из Владимирского филиала Российского университета кооперации?». Каким образом он может попасть в Америку?

И. Дидус: Есть два пути: на самолете или на пароме, так как поезда туда не ходят. Первый вариант связан с собственным университетом, надо узнать, есть ли какие-то программы или нет. Если их нет, то ничего не поделаешь. Есть очень много государственных фондов. Когда я учился, мой знакомый парень полетел в Остин учиться, потому что ему государство предоставило фонд по направлению агрокультуры или что-то в этом роде. Очень многие люди уезжают, находя всевозможные поддержки. Например, государство, компании, принимающие университеты, фонды, общественные компании. Надо сесть, взять себя за седалище и начать работать, изучать, доказывать, смотреть, общаться и слушать такие подкасты.

А. Лукашевич: Одна из возможностей — стипендия Фулбрайта, о которой также рассказывалось в одном из выпусков подкаста, но я могу сказать, что там очень большой конкурс. Нужно быть действительно очень усидчивым, очень трудолюбивым.

И. Дидус: И везучим, наверное.

А. Лукашевич: Да.

И. Дидус: Какой там конкурс?

А. Лукашевич: На Украине ее получили 27 человек из несколько сотен участвующих.

И. Дидус: Я в прошлом году начал работать на крупную международную корпорацию по программе для менеджеров-стажеров. У них был конкурс по Центральной и Восточной Европе 277 человек на место. Всё, что меньше этого, для меня немного. Всё возможно! Если ты веришь в себя, если ты правильно расставляешь приоритеты, если ты достаточно амбициозен и можешь себя продать, то не вопрос, всё возможно, любые двери откроются.

А. Лукашевич: Самое интересное мы подготовили на десерт. Сейчас мы поговорим о том, как живут студенты в университетах, чем они занимаются в свободное время. Что ты можешь рассказать про это?

И. Дидус: Жизнь там достаточно насыщенная. У нас были строгие правила, потому что у нас нельзя было пить в кампусе и содержать в себе алкоголь.

А. Лукашевич: Это как-то проверялось?

И. Дидус: Да, там были специальные отряды дружинников. У нас очень правильный университет, но вокруг кампуса очень много людей снимали дома. Ты сам представляешь, что в Америке есть правило учиться не в собственном штате, а уезжать. Это считается нормой. Многие люди, уехав от родителей, начинали устраивать бесконечные вечеринки с играми. Время мы не теряли, мы много ездили по соседним городам, много отмечали, выпивали, играли в разные игры, веселились с девчонками. Студенты там реально отжигают. Говорят, что русские всё время навеселе, но там студенты тоже не скучают.

А. Лукашевич: Ты можешь подтвердить, что русские девушки самые красивые?

И. Дидус: Да, это точно. Даже те девушки, с которыми я имел возможность общаться там, каким-то образом имели русские корни. Когда я прилетел в Москву, я чуть ли не встал на колени и не сказал: «Боже мой, спасибо!».

А. Лукашевич: Наконец-то я вернулся.

И. Дидус: Две вещи, по которым можно грустить в Штатах — девушки и стиль вождения, потому что там коридоры, и нет простора для самовыражения.

А. Лукашевич: Какие три картинки у тебя всплывают в голове, когда ты думаешь о городе, в котором находится университет Baylor?

И. Дидус: В последний день, когда был наш выпуск, мне пришла в голову дурацкая идея, и я немцев подбил на это. Мы полностью разделись и пробежали через весь кампус. Пробежали до статуи дядюшки Baylor и стали фотографироваться. Это первая картинка, которая всплывает в памяти.

А. Лукашевич: Отличная картинка.

И. Дидус: Вторая картинка — это тренажерный зал, потому что он уходил в горизонт. Столько возможностей, и как они все тут не занимаются сутками! Третья картинка — одна из вечеринок. Был дом, джакузи с горячей водой, и у нас была пляжно-банная вечеринка. Там было много народу, было очень весело. Могу сказать, что это веселье, спорт и, конечно, обучение.

А. Лукашевич: Может быть, есть какие-то места: ресторанчики, кафешки, клубы, бары, которые бы ты посоветовал посетить студенту, который бы поехал учиться в университет Baylor?

И. Дидус: Честно говоря, Waco — это маленький городок. Буквально в двух часах езды находится Даллас, Остин, и все ездят туда. В Далласе есть прекрасная улица клубов, и все ее знают, все туда ездят. Главное, чтобы тебе было больше 21 года. В самом Waco был прекрасный клубак Хутерс, и там собиралось очень много людей. Это классический американский бар с танцами на столе. Больше ничего не вспомню, потому что всё проходило на выездах, либо в домах у друзей.

А. Лукашевич: Какую музыку крутят в ночных клубах? Это американское R’n’B?

И. Дидус: Да, тем более это Техас, где большой процент миграции, и там присутствует очень сильное влияние латинаса. Танцы достаточно сильно отличаются от наших.

А. Лукашевич: Хорошо, Ваня. Переходим к завершающей рубрике про три любимых и наиболее посещаемых сайта от гостя подкаста, желательно англоязычных. Когда ты учился в университете, наверняка ты пользовался англоязычными сайтами. Что бы ты посоветовал нашим слушателям?

И. Дидус: У них была такая шикарная электронная библиотека, что мне не надо было никуда лазить и ездить. У них очень крутой электронный ресурс. Кстати, есть еще один интересный момент, о котором я забыл сказать. Я не знал, какие оценки получали другие студенты. Все оценки приходили на твой аккаунт, и преподавателю было запрещено при всех говорить, что кто-то недорабатывает, а кто-то перерабатывает, это была конфиденциальная информация. Если мне не хватало какой-то информации, я делал электронный запрос, и мне всё присылали на электронную почту. Насчет сайтов надо подумать. Наверное, первый сайт — Экономист, потому что это обширный журнал, который я достаточно много читал в свое время. Расскажи, что отвечали предыдущие гости.

А. Лукашевич: Самый часто называемый сайт — Expedia.com, где можно забронировать какие-то отели, бронировать билеты на авиа-перелеты и т.п.

И. Дидус: Да, действительно это очень популярный сайт. Ты знаешь, кроме журнала, я тебе ничего не назову, потому что тогда не было времени на интернет. Жизнь была настолько увлекательной и втягивающей, что спал я по 4,5-5 часов. Хотелось всё и сразу. Здесь прекрасные люди, прекрасный настрой. Я выходил в Facebook и общался с людьми, и это максимум. Остальное — книги, учеба, веселье, спорт — всё было офлайн.

А. Лукашевич: Хочешь ли опять посетить университет как турист? Хочешь ли приехать в гости к преподавателям?

И. Дидус: Да, безусловно. Мы с ними и ребятами, которые там еще учатся, поддерживаем контакт. Пока открыта виза, может быть, я туда полечу. Я думаю, что в ближайшие года 2-3 я постараюсь туда поехать и еще поучиться. Я думаю, что это будет что-то более серьезное.

А. Лукашевич: Это Стэнфорд, Беркли, Гарвард?

И. Дидус: Да, что-то такое. Надо сейчас звезду себе в лоб имплементировать, и тогда всё будет здорово.

А. Лукашевич: Ваня, я хочу тебя поблагодарить за то, что ты нашел время рассказать мне и слушателям о своем опыте в университете Baylor. Я думаю, что данный рассказ многим пригодится. Мы получили очень много детальной и конкретной информации. Спасибо.

И. Дидус: Тебе спасибо, Саша.

А. Лукашевич: Дорогие слушатели, это был подкаст «Многоэтажная Америка». Следующие выпуски будут анонсироваться в официальной группе во ВКонтакте vk.com/m_amerika. Следите за новостями, не забывайте, что вы можете задавать вопросы через Твиттер. В официальной группе указан адрес на Твиттер-канал. Хотел бы вам сказать, что вы можете присылать интересные американские истории, и, возможно, именно вы окажетесь следующим гостем подкаста «Многоэтажная Америка». С вами был Александр Лукашевич. Пока-пока!

Width

Техас — это не только ранчо, ковбои и кантри музыка, но еще и место, где в городке Уэйко находится лучший университет штата — Бэйлор. Именно о нём и пойдёт речь в сегодняшнем подкасте, а в гостях студент этого университета (2010 г.) — Иван Дидус.

В подкасте:

— Как приняли в студенческом городке?
— О стоимости обучения.
— О системе оценок и процессе обучения.
— Пригодились ли знания, полученные в русском ВУЗе?
— О правилах проживания в кампусе.

Episodes

Comments