Город, который никогда не спит

2
27 july 2011
18212 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А. Лукашевич: Привет всем. Меня зовут Александр Лукашевич. Это первый выпуск моего подкаста «Многоэтажная Америка», идея которого пришла мне в голову после прочтения книги Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Одноэтажная Америка». Впечатления, которые наложились на мои собственные заметки после посещения Соединенных Штатов. Книга написана в стиле очерков от обоих авторов, собранных воедино, об Америке, США в частности, американском народе, «Кока-Коле» в конце концов. Илья Ильф и Евгений Петров в далеком 35-ом году 20 века были отправлены партией Сталина и газетой «Правда» дабы рассказать советским людям — подписчикам газеты о буржуазном американском народе, разрушающем все и вся в капитализме, да и вообще о том, кто же они такие — жители Соединенных Штатов Америки. Как живут? Чем дышат? Что читают, едят, слушают, смотрят? Задумка была такая: показать, как же плохо в логове капитализма — США обычному человеку, и как о нем заботятся в колыбели социализма СССР. Все пошло вопреки ожиданиям авторов этого проекта. Писатели Ильф и Петров рассказали нам, на мой взгляд, про истинную Америку, несмотря на некоторые вкрапления коммунистической идеологии, без которой в те годы литература не обходилась, ведь на дворе стоял 35-ый год. Во-первых, книга могла не пройти цензуру, а во-вторых, в морозном Магадане в те годы было еще много свободных шконок. Тем не менее, авторы «12 стульев» довольно искусно лавировали между двух огней: не показаться влюбленными в эту страну и в то же время не изменять самим себе и писать предельно откровенно. В своем подкасте я, так же как и авторы очерков постараюсь найти ту золотую середину между моими личными впечатлениями об этой стране, народе, культуре и распространенным мнением об американцах, подпитываемым различными высказываниями наших сатириков. Все это я буду делать — искать эту золотую середину, дабы не навязывать свою точку зрения, а позволить Вам, дорогие слушатели подкаста, делать выводы из услышанного от меня и гостей программы «Многоэтажная Америка». Подкаст будет выходить по выпускам, каждый из которых будет рассказывать о том или ином городе США. Чтобы выпуски не были бесконечными, я буду опираться на список городов, которые посетили Ильф и Петров в 30-е годы прошлого века с некоторыми добавочными городами при условии, что появятся интересные гости, проживающие в этих городах. Книга будет основой этого аудио-шоу, и возможно, толкнет кого-нибудь на прочтение этого интереснейшего продукта наших авторов-комедиантов Ильфа и Петрова или подтолкнет посетить тот или иной город США. Итак, поехали. В каждом выпуске у нас будет гость, который либо проживает в городе, о котором мы рассказываем в данном выпуске, либо был в этом городе довольно долго, да, в принципе, достаточно и одного дня. В нашем первом дебютном выпуске у нас в гостях Алексей Чепрасов. Ему 24 года, проживает в Нью-Йорке. Он инженер медицинского оборудования. Итак, Алексей, привет.

А. Чепрасов: Привет, Саша.

А. Лукашевич: Сперва расскажи вкратце, когда попал в Америку, в каком году? Что подтолкнуло? Как тебе там живется?

А. Чепрасов: Приехал я сюда чуть больше 5 лет назад по студенческой программе «Work and Travel», наверное, как большинство студентов. Потом моя жизнь очень круто изменилась, и так получилось, что я остался жить здесь. Уже как 4 года я живу в Нью-Йорке.

А. Лукашевич: Тебя радует факт того, что ты проживаешь в «Большом яблоке»?

А. Чепрасов: Ты знаешь, для меня это стало уже настолько привычно, что я себе даже не представляю другую жизнь. Я влился в этот поток и постепенно в нем так и плыву.

А. Лукашевич: Отлично. Алексей, так как у нас программа строится на книге Ильфа и Петрова, я знаю, что эту книгу ты прочел и недавно перечитал несколько первых глав, поэтому тебе будет также легко делать некоторые ссылки на 35-ый год, в котором Ильф и Петров посетили этот замечательный город — встречающий город Нью-Йорк, в который попадают практически все гости Соединенных Штатов Америки. Хотел бы напомнить, что Ильф и Петров в далеком 35-ом году приплыли на огромнейшем корабле «Нормандия» в Нью-Йорк. Плыли они целых 5 дней, это конечно, не то, что я в 2007 году, и ты 5 лет назад прилетели на самолете всего лишь за 10 часов. Приплыли они, попали в порт, увидели возвышающиеся небоскребы, а мы с тобой прилетели в аэропорт имени Кеннеди. Это же известнейший аэропорт, в котором снимался фильм «Терминал» — GFKey. Что ты можешь сказать о GFKey? Как тебе этот аэропорт?

А. Чепрасов: Я в аэропорте GFKey был много раз, но в Нью-Йорк я попал через другие ворота. Это его третий аэропорт " LaGuardia«, который находится в Куинси. В принципе, мои впечатления, когда я только прилетел, были совершенно другими. Это отдаленно мне напомнило Россию, потому что до этого я жил в совершенно другой Америке. Это другие люди, другие машины, совершенно другие дороги. Если ты попадешь в аэропорт GFKey, ты только на подлете понимаешь, что это Нью-Йорк, потому что ты видишь возвышающиеся небоскребы. Когда ты приземляешься, ты попадаешь на берег океана, и с виду это может показаться таким далеким частным сектором или даже какой-то деревенькой. Как только ты делаешь свой первый шаг в аэропорте, ты понимаешь, что это именно Америка. Тебя сразу окружает толпа людей, которые постоянно прилетают, улетают. Только GFKey обслуживает порядка 2 тысяч людей ежедневно, ты можешь себе представить, какой это поток людей.

А. Лукашевич: Конечно.

А. Чепрасов: Потом все дороги в Нью-Йорке ведут куда? На Манхэттен.

А. Лукашевич: Конечно же, на Манхэттен. Алексей, у меня была такая заметка, что когда я прилетел, я почувствовал совершенно другой запах, не такой, как в России. Он был какой-то сладковато-пряный, такой необычный запах. Было ли у тебя такое же? Какое было ощущение внутри? Была ли это эйфория или еще что-то, связанное с тем, что ты попал в другую страну — в США?

А. Чепрасов: Вначале у меня была эйфория из-за того, что я попал в Нью-Йорк совершенно случайно. Получилось, что я сюда ехал на какое-то короткое время, но я здесь так и остался. Что касается запахов, ты знаешь, запах Нью-Йорка нельзя передать. Это такое смешение каких-то сладких запахов, чего-то горького, как будто каких-то пряностей. Это запах совершенно не тот, к которому мы привыкли с детства, но я уже практически потерял это чувство, потому что для меня этот воздух стал как родной.

А. Лукашевич: Привычен.

А. Чепрасов: Да, он уже привычен. В России, если ты живешь в городе, ты чувствуешь постоянно запах гари, выхлопных газов. Здесь в Нью-Йорке этого нет, ты не увидишь машину, в которой из выхлопной трубы идет облако дыма. Здесь этого нет, воздух здесь гораздо чище.

А. Лукашевич: Понятно.

А. Чепрасов: Это, наверное, сразу бросается в глаза.

А. Лукашевич: Несмотря, на то, что этот город густонаселен и опережает Москву по количеству населения. Это удивительно. Итак, мы прилетели также, как Ильф и Петров припыли в Нью-Йорк, и мы отправляемся на Манхэттен, потому что все дороги ведут на Манхэттен. Это самые дорогие здания, самые дорогие машины, красивые женщины, самые лучшие шоу во всех Соединенных Штатах Америки. Едем мы на Манхэттен, на достопримечательность Нью-Йорка не меньшую, чем Статуя Свободы ил Time Square, на желтом такси. По поводу желтого такси. Сколько примерно стоит добраться от аэропорта до Манхэттена? Ты можешь сказать?

А. Чепрасов: У них есть отдельный тариф, который тебе считает деньги. От аэропорта GFKey до совершенно любой точки Манхэттена ты доезжаешь за 45 $. Это займет около 40-45 минут, но это зависит от времени, потому что нужно всегда брать в расчет пробки.

А. Лукашевич: По поводу пробок, даже Ильф и Петров, которые приехали на Манхэттен и поселились в отеле, отметили, что даже ночью Нью-Йорк не спит. Когда они вышли из своего отеля на улицу, толпа подхватила их и понесла куда-то. Город постоянно в движении, это действительно город, который никогда не спит. Эта фраза из композиции Фрэнка Сенатора «Нью-Йорк — Нью-Йорк».

А. Чепрасов: Это стало каким-то лозунгом Нью-Йорка — New York is the city that never slip. Это действительно так. В любое время, когда ты выходишь на улицу, ты встретишь большое количество людей. За исключением глубокой ночи, потому что здесь более рационально используют свое время, и ночью люди предпочитают спать перед рабочим днем, но туристов никто не отменял. Туристы здесь гуляют круглосуточно. Я не знаю, когда они спят и где они спят, но они здесь круглосуточно.

А. Лукашевич: Напрягают туристы? Ты уже как завсегдатай города Нью-Йорка, напрягают ли тебя они?

А. Чепрасов: Саш, если честно, да. Это отдельный разговор. Ньюйоркцы туристов, не сказать, что не любят, но туристы мешают повседневной жизни горожан, потому что в Нью-Йорке сумасшедший поток людей, ты постоянно находишься в движении. Здесь не ходят, здесь куда-то постоянно бегут, и если ты помнишь, в книге Ильфа и Петрова они рассказывают об этом. Как только они вышли на улицу, они поняли, что идут слишком медленно и им пришлось, чуть ли не бежать, чтобы не отделяться от толпы. Этот поток тебя действительно подхватывает и просто несет. Представь себя во время утреннего или вечернего марафона, когда люди бегут либо на работу, либо с работы, идет какая-то семейка англичан, немцев, китайцев, корейцев, кстати, корейцы — самые массовые туристы во всем мире, они идут и могут остановиться посреди тротуара, рассматривать верхушки небоскребов, витрины магазинов, и все — движение останавливается. Получается human traffic, здесь даже так и говорят. В Нью-Йорке понятие human traffic не означает проституцию, это именно поток людей, поэтому центральные улицы стараются избегать.

А. Лукашевич: Ты рассказывал, что есть такая поговорка про инвалида. Что если он вдруг увидит human traffic, то что?

А. Чепрасов: Даже 90-летняя бабушка в инвалидном кресле возьмет это кресло, ругаясь, разгонит туристов, сядет и дальше поедет.

А. Лукашевич: Понятно. Итак, Алексей, поговорили о городе, который никогда не спит, поговорили о людях. Давай быстренько пробежимся по самым знаменательным местам Нью-Йорка. Это Time Square, Empire State Building, кстати, в 35-ом году это было самое высокое здание во всем мире — 102 этажа. Сейчас, конечно, азиатские страны немножко ушли вперед, на мой взгляд. Еще Статуя Свободы и Central Park. Быстренько по минутке поговорим по поводу этих замечательных мест. Давай начнем с Tine Square.

А. Чепрасов: Конечно, это визитная карточка Нью-Йорка, все знают Нью-Йорк именно по Time Square. Это непрекращающиеся огни, которые слепят. Ты можешь находиться в миле от Time Square, например на 7-ой avenue или на Бродвее, и где-то вдалеке даже ночью ты видишь какое-то зарево. Это миллионы лампочек, миллионы огней. Буквально два года назад перекрыли Бродвей в этом месте, там практически не ездят машины, и все свободно для туристов и пешеходов, там можно ходить, отдыхать и смотреть. Один раз, это было, наверное, года 3 назад я был поражен. Я просто пробегал, как обычно, мимо Time Square и обратил внимание, что вместо цветов там росли помидоры, которые цвели. Это была весна.

А. Лукашевич: Ничего себе.

А. Чепрасов: Да. Ты понимаешь, это повергло в шок. Цветение помидоров действительно наравне с другими цветами, это интересно, красиво и совершенно неординарно.

А. Лукашевич: Да. Time Square и цветение помидоров — это нечто.

А. Чепрасов: Да, для меня это было дико.

А. Лукашевич: Итак, попали на Time Square. Это, конечно же, очень много реклам, много красивых огней. Ильф и Петров тоже это отмечали, даже тогда в далеком 35-ом году во времена «Великой депрессии», когда народ США думал, что все хуже некуда, мы опустились на самое дно, даже тогда было много реклам, много огней, что не могло не удивить наших соотечественников Ильфа и Петрова. Поговорим по поводу «Голого ковбоя», который тоже является визитной карточкой. Видел ли ты его? Фотографировался ли ты с ним?

А. Чепрасов: Я его видел несколько раз, но ни разу не фотографировался. Это толпа осаждающих девушек, которые его хватают за все части тела, фотографируются с ним. Ты знаешь, «Голый ковбой» уже несколько раз баллотировался в мэры Нью-Йорка и пользовался большим успехом. Это, конечно, самореклама, но да, он баллотировался в мэры Нью-Йорка.

А. Лукашевич: Ты знаешь, у нас сейчас год выборов в России, и Владимир Вольфович Жириновский все-таки решил тоже баллотироваться в президенты, я тут некую параллель провел. Что-то есть схожее в этом. Понятно. Оставим «Голого ковбоя», оставим Time Square. Двинемся в сторону оазиса посреди каменных джунглей. Ильф и Петров также отмечали это замечательное место в самом центре, в сердце Нью-Йорка. Это, конечно же, Central Park. Расскажи о нем. Отдыхаешь ли ты в нем? Что можно делать в Central Park в Нью-Йорке?

А. Чепрасов: В Central Park ты можешь просто прийти с самого раннего утра и уйти под вечер, и даже есть вероятность, что ты его так до конца и не пройдешь, потому что там нет прямых улиц, прямых аллей, то есть они все извилистые, и ты заходишь за один поворот, перед тобой будет один пейзаж, заходишь за другой поворот, там уже совершенно другой пейзаж. Твой глаз не устает от однотонной зелени. Нет, здесь могут быть скалы, пруды, огромные лужайки, теннисные и баскетбольные поля. Понимаешь, это оазис, который нужен такому городу. Сюда приходишь и отдыхаешь душой. В Central Park много живности, это белки, во всех прудах огромное поголовье черепах, как самые маленькие, так и самые большие. Поэтому, если кто-то попадет в Нью-Йорк, обратите внимание на воду. Какой-то маленький камушек, который торчит из воды, может оказаться далеко не камушком, а черепахой.

А. Лукашевич: Вот откуда берут черепашки-ниндзя свое начало. Наверное, из Central Park.

А. Чепрасов: Да. Черепахи и крысы.

А. Лукашевич: Крысы из канализации добрались до черепашьего прудика, обучили их гадостям. Что еще интересного может быть в Central Park? Можно ли в Central Park разбивать пикнички?

А. Чепрасов: Да, ты можешь развести свой пикничок, ты можешь туда прийти со своей палаткой, но нельзя там будет заночевать. Единственное, что нельзя — это распивать спиртные напитки, разводить костер. Я думаю, там есть отведенные места, где стоят мангалы, где можно пожарить барбекю, но это можно делать только в отведенных местах. В Central Park, как и во всех парках и скверах Нью-Йорка нельзя курить. Если кто-то является курильщиком, и соберется достать сигарету в таком оазисе, можете быть уверены, что он будет оштрафован на 115$. Этот закон ввели только в мае этого года.

А. Лукашевич: Ничего себе! Таким образом, борются с курильщиками в Нью-Йорке. А в общественных местах нельзя курить?

А. Чепрасов: В общественных местах можно курить, но в парках и скверах, где большое скопление людей, нельзя. Борются не с самим курением, а с пассивным курением, так как окружающие тебя люди вдыхают этот дым.

А. Лукашевич: Я тебя понял, Алексей. Давай теперь переместимся из зеленого оазиса на основную улицу — Великий Белый Путь, как его еще называли коренные жители — индейцы. Это Бродвей.

А. Чепрасов: Да, Бродвей — это единственная улица в Нью-Йорке, которая идет с севера на юг и идет не по прямой, она изгибается и пересекает все основные авеню. Как раз на пересечении Бродвея и соседней линии находится наш маленький красивый сквер в Нью-Йорке.

А. Лукашевич: На пересечении с Бродвеем много скверов, о которых не сказано ни в одном туристическом путеводителе, и этим пользуются местные ньюйоркцы, чтобы немного отдохнуть от суеты. Расскажи немножко об этих скверах.

А. Чепрасов: В обеденный перерыв будь ты банковским клерком или обычным работников ты можешь выйти в этот сквер, посидеть, почитать газету, поваляться на газоне в дорогом костюме, снять обувь, походить босиком. Где еще в Нью-Йорке ты можешь походить босиком? Это просто невозможно, поэтому скверы — это спасение. Насчет туристов, ты знаешь, на Бродвее туристом много, потому что это центральная улица, но если ты хочешь уединиться, то для этого нужно пройти в южный Манхэттен на побережье Гудзона. Там практически нет туристов, там собираются только горожане. Они там гуляют с детьми или просто устраивают пикнички. Даже можно встретить рыболовов, которые ловят рыбу в Гудзоне.

А. Лукашевич: Будем надеяться, Алексей, что после этой заметки ньюйоркцы тебя не найдут и не покарают за то, что ты отправил русских туристов в это замечательное место. Поговорим о комфорте. Илья Ильф и Евгений Петров писали, что сервис и комфорт в Америке везде. Он практически тебя окружает. Есть даже цитата: Комфорт в Америке — вовсе не признак роскоши, он стандартен и доступен. Чтобы ты мог сказать по поводу комфорта?

А. Чепрасов: Здесь действительно всё сделано для людей. Когда ты выходишь из дома, ты уже попадаешь в комфорт: у тебя чистые улицы, светофоры на каждом перекрестке, и если ты пешеход, ты без проблем перейдешь дорогу. Ты садишься в общественный транспорт, это чистый транспорт, в котором есть кондиционер. Ты же знаешь, как тяжело без кондиционеров в транспорте летом.

А. Лукашевич: Конечно.

А. Чепрасов: Здесь ты совершенно забываешь об этой проблеме, тебя все время обдувает холодный ветерок. Поэтому если Вы приезжаете в Нью-Йорк, прихватите с собой какую-нибудь рубашку или еще что-то в вагон метро, потому что с непривычки можно заболеть.

А. Лукашевич: Алексей, когда я приехал, мне нужно было добраться из Bus Oferty Terminal, который находится в центре Нью-Йорка, до штата Мэйн, и меня на форуме предупредили, чтобы я взял свитер с собой, хотя это было 4 июля — День Независимости США, практически середина лета. Мне сказали, возьми обязательно свитер, потому что в грейхаундах — это сеть автобусов по всему США, можно заболеть и околеть. Я не пожалел, что взял теплые вещи, действительно очень прохладно в автобусе. Это просто супер, потому что на улице +30 — +35 было тогда, а в автобусе очень комфортно — +20.

А. Чепрасов: Да, это действительно комфорт, но нужно взять с собой теплую вещь, потому что этот комфорт может омрачить всю туристическую поездку.

А. Лукашевич: Да. Это тоже всякие мелочи, которые бросаются в глаза в Америке, когда ты только попадаешь в эту страну и попадаешь в Нью-Йорк. Если поселиться в квартире или в отеле, то одно из первого, что бросится в глаза — это окна. Они совершенно другие, они открываются по-другому, они открываются вверх, как во всех американских фильмах. Сначала немножко подтупливаешь, как вообще открывается окно. Что касается выключателей света, они совершенно другие. Там какая-то пипочка, которую опускаешь вниз-вверх. Розетки совершенно другие, даже туалеты другие. Смысл, конечно, в них остается тот же, но они выполнены по-другому. Это действительно бросается в глаза. Наверное, ты к этому уже привык, поэтому если ты приедешь к нам в Россию в гости, я думаю, что для тебя уже будет в новизну увидеть это все вокруг.

А. Чепрасов: Ты знаешь, Саш, что я могу тебе сказать насчет окон. Да, наверное, 95% всех окон в Америке открываются не так, как в России, они открываются снизу-вверх или сверху-вниз. Это не просто так, раз мы начали говорить о кондиционерах, это конструкция как раз подходит под оконные кондиционеры. Ни в одно обычное окно в России кондиционер не поставишь. Когда ты был в Мэне, у вас же был кондиционер? Ты помнишь, как он стоял?

А. Лукашевич: Да, конечно.

А. Чепрасов: Они стоят именно в окне. Когда ты идешь по улице, на тебя может литься мелкий холодный дождик, это конденсат с кондиционеров.

А. Лукашевич: Конечно, видел.

А. Чепрасов: Они находятся практически в каждом окне.

А. Лукашевич: Да, действительно. Итак, что у нас еще...Elevated или подземка, которая ужасно гремела, как дьявол, как выражались Илья Ильф и Евгений Петров. Она, кстати, тоже отличается от нашей Московской и Санкт-Петербургской. У нас очень глубокие тоннели, а у них нужно всего лишь спуститься с улицы, как в пешеходный переход, и ты уже оказываешься на станции метро. Это очень необычно.

А. Чепрасов: Метро здесь совершенно неглубокое, и если ты идешь по авеню, ты всегда на дороге заметишь решетки, из которых доносится этот громыхающий звук и оттуда идет жар. Помнишь эту знаменитую картинку с Мерлин Монро, точнее фотографию, когда она стоит над таким люком, и горячий клубок воздуха поднимает ей юбку?

А. Лукашевич: Конечно.

А. Чепрасов: Это нью-йоркское метро. Горячий воздух оттуда действительно доносится большим потоком, и в жаркие летние дни это бывает невыносимо. Это все оригинальные конструкции электрики в Нью-Йорке, именно путей, по которым доставляется электричество. Здесь просто перерабатывают пар. Этот пар иногда, как на картинке, которая у всех не выходит из памяти, может выходить столбом посередине дороги. Я думаю, ты это замечал. Этот пар создает этот эффект. Подземка, subway, как здесь называют метро, не все станции находятся на маленькой глубине, то есть если это какая-то последняя станция на Манхэттене, перед тем как тоннель пройдет под водой и уйдет в другую часть города, там станции достаточно глубокие. Есть станции, где даже нет эскалаторов, только есть огромные лифты, откуда люди с улицы опускаются вниз на платформах.

А. Лукашевич: Понятно. Видимо, Илья Ильф и Евгений Петров были в основном на Манхэттене. Скорее всего, в то время подземка не глубоко находилась. Про подземку поговорили. Теперь хотелось бы поговорить об американской еде. Как она тебе? Потому что, когда я был там, я очень удивился, там все очень заточено под быструю еду. Быстро перекусил, быстро заправился, как в автомобиль заливают бензин, и быстро побежал на работу или по своим делам. Не получаешь какого-то удовольствия от еды. Как тебе американская еда?

А. Чепрасов: Ты знаешь, Саш, я для себя так и не открыл, что такое американская еда, потому что еда в Америке очень разная. Нет такого понятия как «американская еда», здесь есть мексиканская, китайская, итальянская, европейская кухня. Это все здесь смешивается и адаптируется под этот быстрый американский service. Чтобы перекусить, это действительно как на заправке, заехать и заправится бензином, тебе, возможно, потребуется не больше 15 минут. Из них ты будешь есть минут 12, а 3 минуты займет оплата еды. Какие бы вкусовые предпочтения не были, здесь всегда можно найти что-то для себя. Это мне здесь нравится. Если ты турист и хочешь поесть, я советую не торопиться в такие сети, как «Макдональдс» или «Burger King» или в «Subway». В Нью-Йорке много кафетериев, куда ты заходишь, перед тобой стоят огромные столы, как шведский стол, где ты набираешь, что ты хочешь от фруктов до мяса, салаты, напитки. Набираешь это в небольшие пластиковые контейнеры, после чего ты походишь на кассу, тебе это взвешивают, и ты платишь именно по весу, независимо от того, что ты набрал. Ты можешь взять только картошку или пюре или набрать мяса, цена будет совершенно одинакова. Эта еда будет более или менее полезна, будет вкусной, и это будет стоить ничуть не больше, чем обычный фаст фуд.

А. Лукашевич: «Макдональдс» занимает одно из последних мест, а «Burger King» — одно из первых. Если сравнить с «Burger King», сколько там примерно стоит обед? Где-то около 5-7 долларов?

А. Чепрасов: Да, в Нью-Йорке мил в «Burger King», как и в «Макдональдсе» будет стоить около 7 долларов. Просто для сравнения тот шведский стол, про который я говорил, стоит от 5-7 долларов за pound. Pound — это примерно полкило граммов. Явно обед в «Burger King» не потянет на полкило, хотя в принципе, если ты возьмешь большую содовую, то выйдет пол килограмма.

А. Лукашевич: Естественно лучше сделать выбор в пользу полезной еды, потому что полезности в милах из фаст фудов мало. В основном животик от этого растет. Что ты можешь посоветовать из твоих любимых ресторанчиков или местечек, куда можно прийти покушать с девушкой или другом, где приятно, вкусно и хорошее меню?

А. Чепрасов: Ты знаешь, Саш, у меня есть одно любимое место. Это находится совсем рядом с известным Бруклинским мостом. Это 17-й пирс на южной стороне Бруклинского моста. Это место, куда ты попадаешь, и вот он Манхеттен перед тобой, даунтаун, небоскребы Walk street, но при этом это на берегу реки с красивым видом на мосты, которые идут один за другим. Здесь тихо и спокойно, здесь очень много ресторанчиков: с морской едой, обычные пиццерии и бары. Это 17-ый пирс. Ты знаешь, что самое интересное, это единственное место, которое я видел в Америке, где пьют пиво на улице. Это большая отделенная территория — большой пирс и там стоят маленькие лоточки, где ты можешь купить разливное пиво, правда в пластиковых стаканах, ходить спокойно по этому пирсу и пить. Больше я нигде не видел, где можно спокойно вне помещения, пить что-нибудь алкогольное. Это одно такое место.

А. Лукашевич: Нужно обязательно закрывать в пакет или как-то прятать бутылку?

А. Чепрасов: В Америке на улице распивать спиртное никак нельзя, даже если оно спрятано в пакете. Пакеты удобны для того, чтобы, когда ты идешь по улице, не видно было, что ты несешь алкоголь. Даже в специализированных магазинах алкоголя тебе бутылки прячут в черный непрозрачный пакет, чтобы не было видно, что у тебя там. На улице ни в коем случае пить алкоголь нельзя.

А. Лукашевич: Ох, и хитрецы индусы. Ведь в большинстве магазинов продавцы — выходцы из Индии. Понятно, поговорили про самое любимое местечко, в которое ты любишь ходить, а также ты мне рассказывал, что есть очень интересное место «Марс 2112». Да, по-моему, ты говорил?

А. Чепрасов: Да, это находится на Бродвее. Если посетил Time Square, и возникло желание вкусно поесть и посидеть, то нужно пройти всего лишь пару блоков по Бродвею на север, и там есть такое заведение. Ты понимаешь, когда ты туда попадаешь, это действительно не как планета Земля, это планета Марс. Ты находишься в вечной ночи, где сияют звезды, светит красно расплывчатый свет, как наша планета Марс. Достаточно интересное и оригинальное место. Также если ты хочешь красиво посидеть вечером где-то в баре, я посоветую Rooftop, он находится на 20-ых улицах и Бродвее. Я точно не могу сказать, но в любом путеводители Нью-Йорка его место можно найти, потому что это самое популярное место.

А. Лукашевич: Еще раз, Леш, называется Rooftop, то есть верх крыши, так сказать?

А. Чепрасов: Да, это верх крыши, где зимой ты находишься в помещении, в огромном просторном зале, а летом они открывают свои деки — большой балкон, который находится на крыше, где ты можешь сидеть и смотреть на прекрасный вид, на город, на Empire State Building, который каждую ночь подсвечивается разными цветами. Это зависит от праздников или еще чего-то. Я, конечно, не обращал внимания, но если бы на Empire State Building отмечали День Независимости России, то он бы подсвечивался в красном, белом и синих тонах.

А. Лукашевич: По поводу Empire State Building был ли ты наверху, смотрел ли со 102-го этажа?

А. Чепрасов: Да, конечно, был. Я как и все посетители этого города сначала был туристом, только потом стал жителем. Когда я уже стал жителем, я неоднократно поднимался туда со своими друзьями или родственниками, которые ко мне сюда приезжали. Это очень красиво, когда ты находишься где-то наверху, ты не чувствуешь этой высоты, потому что ты просто не можешь осознать этого. Единственное — нужно опираться на погоду, нужно смотреть, если будет пасмурный день, на крышу Empire не стоит подниматься, потому что ты не увидишь всей этой красоты, ты увидишь под собой облака, поскольку это высоко.

А. Лукашевич: А Статую Свободы видно с Empire State Building?

А. Чепрасов: Да, ее видно. В хорошую солнечную погоду можно увидеть Статую Свободы. Она оттуда кажется маленькой, зеленой, но ее силуэт, конечно, незабываемый, ее всегда узнаешь.

А. Лукашевич: Это место — Статуя Свободы, которая находится на островке рядом с Манхэттеном, очень интересное, потому что Статуя Свободы символизирует собой свободу для всех иммигрантов, которые прибывают в Соединенные Штаты Америки. Она была подарена французским народом американскому народу в конце 19 века. Собрали они ее по частям, сначала отправляли по частям через океан, и ты рассказывал, что в каком-то из скверов, в самом известном сквере Нью-Йорка, который называется Madison Garden, стояла рука.

А. Чепрасов: Нет, это Madison Square.

А. Лукашевич: Там стояла рука с факелом?

А. Чепрасов: Да, когда французы подарили Статую Свободы Америке, долго решался вопрос, куда ее поставить. Пока шли подготовительные работы на острове, где возводился монумент для статуи, рука с факелом в течение нескольких лет стояла в этом парке. Отдельно стоящая рука с факелом — это уже композиция, которая была в сквере и пользовалась большой популярностью. Ты понимаешь, это нечто огромное, то есть она помещает в руке тоннель с лестницей, куда можно подняться. Статуя Свободы после теракта 11 сентября была закрыта, и только в том году разрешили подниматься на корону, но только в ограниченном количестве, только 60 человек в день. Поэтому если вы хотите попытать удачу и попасть в корону, то нужно с самого утра становиться в очередь на корабль из Манхэттена и плыть туда в первой толпе, и просто нестись, расталкивать всех локтями, чтобы туда попасть. У меня такой возможности не было.

А. Лукашевич: Я думаю, наши соотечественники, которые были воспитаны на маршрутных такси Газель и выстраивании в очередь, чтобы попасть в эту Газель, попадут не только на Статую Свободы, но и еще много куда.

А. Чепрасов: Я в этом совершенно уверен.

А. Лукашевич: Алексей, мы с тобой погуляли виртуально по городу Нью-Йорк, устали, покушали и естественно хочется прилечь, отдохнуть. Сколько примерно обойдется туристу съем квартиры или отеля в Нью-Йорке? Какова средняя цена?

А. Чепрасов: Если мы говорим именно о Манхэттене, то это будет около 400-500 за сутки, за ночь.

А. Лукашевич: Это отель или apartment?

А. Чепрасов: Это и отель, и apartment, потому что снять квартиру посуточно для туриста будет стоить дороже, чем отель. Я сейчас назвал цену именно отеля, я не могу сказать, сколько стоят квартиры. Если ты хочешь отдохнуть в Нью-Йорке достаточно долгое время, то это будет очень дорого, поэтому я бы посоветовал остановиться в близлежащих к Манхэттену районах, где нужно проехать одну или две станции на метро от Манхэттена, но цена уже будет порядка 150-200 долларов за сутки.

А. Лукашевич: Понятно, а если снимать apartment на месяц, сколько это будет стоить с обычными запросами: кровать, кондиционер, телевизор?

А. Чепрасов: Я скажу так, на месяц квартиру снять очень нелегко, потому что на съем квартиры подписывается контракт минимум на год. Квартиры сдаются без мебели, с расчетом на то, что ты сам заезжаешь со своей мебелью, техникой. Это стоит от 1000 долларов за студию, по русским меркам — однокомнатная квартира, и около 1300 за one bedroom, то есть односпальную квартиру с залом и спальней. Если мы говорим о том, чтобы снять квартиру на месяц с мебелью, то я думаю, в районе Манхэттена это будет стоить от 5 тысяч за месяц.

А. Лукашевич: Ничего себе.

А. Чепрасов: Именно с мебелью, то есть готовое жилье, куда ты просто въехал и тебе больше туда ничего не нужно.

А. Лукашевич: Ты сейчас говорил о ценах в районах недалеко от Манхэттена, 1000-1300, да?

А. Чепрасов: Да, это примерно полчаса — час езды до Манхэттена.

А. Лукашевич: Давай поговорим теперь о районе, где ты живешь. В каком районе ты живешь?

А. Чепрасов: Я живу в Куинси. Этот район очень многонационален, как и весь Нью-Йорк. Тут есть китайские, еврейские, итальянские районы. Мой район я не могу приписать к какой-то национальности или религии, у меня здесь все смешанно. Я каждый раз вижу представителей любых культур.

А. Лукашевич: Говорят, что Бруклин является русским районом в Нью-Йорке.

А. Чепрасов: Да, весь южный Бруклин перенасыщен русскоязычным населением, и если общее количество Нью-Йорка, именно New York city, со всеми прилегающими районами составляет порядка 18-20 миллионов человек, то русскоязычного населения в большом Нью-Йорке около полутора миллиона, то есть даже чуть больше города Воронежа, откуда мы с тобой родом.

А. Лукашевич: Это точно. Алексей, родом я из Санкт-Петербурга, но свои лучшие годы обучения я провел в городе Воронеж, как и ты. Расскажи, пожалуйста, о кусочке Одессы в Нью-Йорке под названием Брайтон Бич. Был ли ты там? Действительно ли там beach?

А. Чепрасов: Да, Брайтон Бич, как гласят плакаты — это кусочек России у моря или маленькая Одесса. Практически все представители Брайтона — выходцы из Одессы, их сразу видно из толпы, у них своеобразное лицо, их ни с кем не спутаешь. Брайтон Бич перенасыщен русской культурой, русскими, украинскими и белорусскими традициями. Это единственно место, где можно погрузиться в атмосферу СССР. Помнишь рестораны, где поют и пляшут. Не так, что ты просто пришел и покушал, а душа просит праздника, то есть покушать, выпить и потанцевать. Это то, что тебе может предоставить русский ресторан Брайтон Бич.

А. Лукашевич: С Калинкой-Малинкой и предлагающимся фольклором. Ясно, то есть ты там был, видел и там все действительно так. «Мы лусские длуг длуга не обманываем», — как говорил актер из фильма «Брат 2».

А. Чепрасов: Это да, это точно. Если Вы попадете на Брайтон Бич, я очень прошу не вестись ни на какие уговоры, не забывать, что Вы просто турист, и лучше не заводить знакомства. Я не хочу сказать ничего плохого, но среди людей Брайтона и людей Одессы попадаются определенные кадры, которые захотят обогатиться на Вашем кармане.

А. Лукашевич: Которые могут испортить все Ваше впечатление о городе Нью-Йорк. Итак, Алексей, я думаю, что мы прошлись по многим вещам, о которых упоминали Илья Ильф и Евгений Петров в своей книге «Одноэтажная Америка». Я могу тебе сказать огромное спасибо, потому что сейчас у Вас в Нью-Йорке, сколько времени, напомни?

А. Чепрасов: У меня сейчас 3:40 ночи.

А. Лукашевич: 3:40 ночи! Дорогие слушатели, так как в Америке очень популярна поговорка: the time is money, я хотел бы пожелать Алексею спокойной ночи, чтобы ты все-таки постарался выспаться. Спасибо тебе огромное за твое время, за твой рассказ. Я думаю, что слушатели подкаста «Многоэтажная Америка» будут тебе очень благодарны и в комментариях это тебе выразят. Если кому-то будет интересно, можно будет даже пообщаться с Алексеем в одной из социальных сетей. Итак, Леш, спасибо тебе огромное. Пока.

А. Чепрасов: Все, Саш, давай, пока.

А. Лукашевич: Пока. Дорогие друзья, это был первый выпуск программы «Многоэтажная Америка». С Вами был я Александр Лукашевич и гость программы Алексей Чепрасов из Нью-Йорка, в котором он живет 5 лет. Я надеюсь, что программа была для Вас полезной. Дальше следующие города США, которые посетили в далеком 35-ом году Илья Ильф и Евгений Петров. Всем пока.

Width

Дебютный выпуск подкаста расскажет вам о городе контрастов, многонациональном мегаполисе, встречающем городе — Нью-Йорке. С гостем программы, Чепрасовым Алексеем, совершим виртуальное путешествие по этому удивительному и прекрасному месту. Он, как человек, который живет там уже 5 лет, поделится с вами самым интересным. Сравним Нью-Йорк 2011-ого и 1935-ого годов, когда в него прибыли Илья Ильф и Евгений Петров, чтобы совершить путешествие по США и рассказать об этом советскому народу, расскажем об интересных местах и поделимся впечатлениями о «Большом Яблоке».

В подкасте:

— Об особом нью-йоркском запахе.
— Human traffic Нью-Йорка.
— На Times Square цветут помидоры?!
— Central Park: пикники и черепашки.
— Fast food: капля в море американской еды.
— Если душа просит праздника, то вам на Brighton Beache.

Выпуск сделан аудиожурналом PodFM.ru

Episodes

Comments